Архитектура и дизайн

200 храмов для Москвы

200 храмов для Москвы
Оценить статью

3О Программе «200 храмов» в интервью журналу «Архитектура, Строительство, Дизайн» рассказал Владимир Иосифович Ресин — депутат Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, председатель Экспертного совета по градостроительной деятельности при Комитете Государственной Думы по земельным отношениям и строительству, член попечительского совета Фонда поддержки строительства храмов города Москвы, советник Патриарха Московского и всея Руси Кирилла по вопросам строительства, куратор строительства православных храмов в Москве.

— Многоуважаемый Владимир Иосифович, за десятилетия работы Вам неоднократно доводилось принимать самое непосредственное участие в деле воссоздания и восстановления памятников церковного зодчества. В настоящее время Вы курируете выполнение московской Программы «200 храмов». В чем состоит ее особое значение?

— Строительство храмов всегда было для меня значимой частью работы. Наверное, это долг нашего советского поколения, воспитанного в атеизме, долг перед обществом — вернуть порушенные святыни, возродить духовность. За последние 20 лет в Москве были возвращены Церкви, воссозданы, отреставрированы и заново построены десятки храмов. Многие из них — памятники архитектуры и истории. Храм Христа Спасителя, Казанский собор и Иверская часовня на Красной площади, Марфо-Мариинская обитель, церковь Николы в Звонарях и многие другие…и тем не менее Москва до сих пор занимает последнее место в России по обеспеченности храмами. Программа-200 призвана хоть немного исправить эту ситуацию.

— Как возникла эта цифра — 200, насколько оно буквальна? И сколько, по Вашему мнению, Москве нужно церквей?

— Если считать, что население Москвы составляет 11,5 миллиона человек (согласно последней переписи, хотя реально уже больше 12 миллионов), а действующих православных храмов в столице чуть более 300, получается, что на один храм приходится около 40 тысяч человек.

Для сравнения: в дореволюционной Москве на один храм приходилось около 1500 человек. Посчитали, что для того, чтобы Москва достигла хотя бы среднего показателя по России, нужно построить еще 200 храмов. Но эта цифра во многом условна — мы на нее ориентируемся, но на деле, может быть, и больше получится.

— Программа реализуется при непосредственном участии Русской Православной Церкви. Как на практике осуществляется это взаимодействие?

— Сотрудничество с Церковью у нас сложилось давно, еще со времен Патриарха Алексия, когда Храм Христа Спасителя строили. Здесь, на проекте «200 храмов», тоже работаем очень тесно. Есть Владыка Тихон, Патриарший куратор, — он для нас не просто священнослужитель, он градостроитель, а мы исполнители. Он по поручению Патриарха определяет основные решения, а мы никогда не спорим, потому что представитель Церкви лучше знает, какими должны быть храмы. Очень важно участие настоятелей храмов. Там, где настоятель подвижник, душу отдает приходу, там совершенно по-другому дело идет.

У нас система такая. По программе этого года мы вместе с Владыкой Тихоном провели совещания во всех префектурах с обязательным участием их руководства, а также с участием всех глав управ, муниципальных депутатов и настоятелей. Рассмотрели ситуацию по каждому храму: хорошо ли участки подобраны, когда будем градостроительную документацию готовить, когда будем начинать строительство, когда закончим, когда откроем финансирование. В таком формате эффективно решаются многие вопросы, когда все вместе, когда слышишь все проблемы.

— Как определяются временные приоритеты, в каких районах храмы планируется возвести в первую очередь? Или строительство осуществляется по возможности равномерно?

— Строительство идет равномерно во всех административных округах, кроме Центрального. Это связано с тем, что в Центральном округе сохранилось много церквей и там нет такой острой потребности в новых храмах, как, например, в спальных районах, которые застраивались в советское время.

— Как утверждаются архитектурные проекты новых храмов? Какие критерии являются основными при принятии решения в пользу того или иного из них?

— Когда мы начинали программу, обратились к трем городским институтам: МНИИТЭПу, Моспроекту-2 и Моспроекту-3; они подготовили несколько вариантов проектов, которые можно строить быстро, качественно и недорого. Кроме этих критериев важно, чтобы храм был по-настоящему красивым, чтобы он мог стать архитектурной доминантой района. Помимо перечисленных институтов в Программе участвуют и другие проектные организации, но самое главное — все проекты утверждены Патриархией.

— Очевидно, что в условиях достаточно жестких временных и финансовых рамок сложнее добиться архитектурного разнообразия, неповторимости каждой постройки. Насколько это удается? Насколько они украсят облик города, ведь им, хочется в это верить, предстоит простоять века?

— Институтами, которые я назвал, разработаны восемь типовых проектов. Сразу оговорюсь: что такое типовой? Это типовой конструктив. А внешнее оформление, детали, цветовые вариации, с подклетом, без подклета -тут уже все индивидуально и разнообразно.

Кроме того, есть уникальные проекты: например, храм на Мичуринском проспекте, или в Некрасовке на Вольской улице, или в проезде Шокальского. На мой взгляд, все проекты достойные.

— В любом деле добрая воля и энтузиазм играют огромную роль. Но все же без профессиональных строительных знаний и навыков, а в сфере храмостроительства они обладают особой спецификой, обойтись невозможно. Очевидно, что в течение десятилетий они не находили применения, во многом прервалась традиция, утерян опыт. Как удается решать эту сторону вопроса? Где находят специалистов, обладающих необходимыми знаниями и умениями?

— Вы знаете, сейчас уже во многом возродился колоссальный опыт храмостроительства, издавна существовавший в России. Есть специализированные мастерские, проектные организации, подрядчики с опытом возведения культовых сооружений. Еще 15 лет назад, когда строили Храм Христа Спасителя, найти специалистов было намного сложнее.

— По какому принципу выбираются подрядные организации?

— Строительство храма — очень ответственный и сложный процесс. Нужно учитывать многие факторы: храм должен соответствовать православным канонам, достойно смотреться в окружающей застройке, быть удобным для прихожан по расположению и подъезду. Вместе с тем храм — это полноценный городской объект, на который распространяются все необходимые согласования и процедуры. Должны быть соблюдены городские законы, строительные нормы. И еще это огромная ответственность перед людьми, прихожанами, которые ждут церковь. Поэтому, конечно, стараемся выбирать те организации, которые уже себя положительно зарекомендовали, которые могут строить быстро и качественно.

— Одна из важнейших миссий Церкви -благотворительность, помощь неимущим, поддержка семьи, воспитание молодежи. Для организации воскресных школ, проведения занятий, других нужд необходимы специальные помещения. Эти вопросы в какой-то степени учитываются Программой?

— При каждом храме обязательно возводится дом причта, где могут разместиться воскресная школа, социальные службы. Там же можно будет устраивать приходские праздники и другие мероприятия. Хочется верить, что 200 новых храмов станут новыми центрами духовной жизни, нравственного возрождения, социального служения.

— Когда начала работать Программа «200 храмов», Москва существовала в прежних рамках. Планируется ли внести в Программу изменения в связи с расширением территории столицы?

— Пока мы занимаемся теми участками, которые выделены в старых границах города. Но вопрос о строительстве храмов на новых территориях уже поднимался. И здесь у нас есть уникальная возможность сразу запроектировать новые районы с учетом места для храма -раньше такого никогда не было.

— Предполагается ли распространить опыт Москвы на другие регионы страны?

-Да, некоторые регионы уже обращались в Москву с просьбой поделиться опытом. Сейчас уже три института передали в дар Фонду поддержки строительства храмов разработанные проекты, чтобы их можно было применять в любом другом городе.

— Есть ли у Вас любимый архитектурный проект среди строящихся в рамках Программы? Может быть, их несколько?

— У меня, как у родителей, все дети любимые.

— Понимаем, что эти вопросы звучат постоянно с тех пор, как Программа начала работать, но все же: в какие сроки Вы считаете возможной ее реализацию?

— Конкретные сроки назвать сложно, все зависит от объема пожертвований.

внести свой вклад и ускорить ее реализацию: чем больше будет пожертвований, тем быстрее пойдет строительство. В целом, если финансирование стабильно, то храм строится примерно за год. На сегодняшний день 8 храмов уже построены, 23 строятся, из них 11 планируется завершить в текущем году.

Я думаю, лет 10. Но каждый, кому небезразлична эта программа, может