Архитектура и дизайн

Гениальный зодчий Момик

Гениальный зодчий Момик
Оценить статью

6Одна из самых знаковых и загадочных фигур армянской средневековой архитектуры — гениальный зодчий Момик. Хотя в историографической литературе о нем сохранилось значительно больше сведений, чем о других архитекторах средневековья, до сих пор нас продолжают волновать вопросы: был ли Момик светским человеком или духовным лицом, был ли он родом из Киликии, и если да — то как попал в Вайоц-Дзор, где сконцентрированы его бессмертные произведения в трех различных областях — архитектуре, скульптуре и миниатюре? Каким образом произошло чудо восстановления его утерянного зрения (о чем он упоминает в своих записях), как соотносятся с реальной жизнью Момика сохранившиеся о нем легенды, и т.д.? Все это покрыто туманом веков, однако сегодня мы имеем то, что непреходяще: его удивительные, совершенные творения, позволяющие говорить о нем как о Человеке эпохи Возрождения.

Даже в своем времени, богатом на разносторонних творцов, Момик выделяется одинаково высоким профессионализмом в различных сферах. Яркая особенность его творческого почерка – умение синтезировать в одном произведении различные виды искусства, причем делать это настолько гармонично, что они не только сочетаются, но и служат друг другу, наилучшим образом представляя целое.

Трудно определить, какое из искусств было наиболее важным для самого Момика — архитектура, скульптура или миниатюра. Под миниатюрами он подписывался: «художник», на хачкарах и на стенах церквей сохранились надписи: «вардпет» («зодчий»). В Евангелии 1292 г., где нет сюжетных сцен, Момик изобразил евангелистов Луку и Матфея на фоне торцевого фасада сооружения с треугольным завершением, выполненного настолько профессионально (с прорисовкой кладки стен, черепицы кровли, мраморных колонн), что сомнений быть не может — это рисовал человек с архитектурным мышлением. Причем сооружения служат тут не просто фоном, как на большинстве подобных изображений, а очевидной архитектурной средой — в иных случаях даже узнаваемой. Так, одно из изображений в Евангелии 1292 г., напоминающее церковь Пресвятой Богородицы в монастыре Нораванк, похоже на эскиз архитектора к своему творению. А выразительность ликов евангелистов, очевидная, почти рельефная объемность их фигур свидетельствуют о несомненно скульптурном, объемном подходе рисовавшего. Столь же поражают скульптурные композиции Момика — они сделаны с виртуозностью миниатюриста и напоминают рукодельное кружево.

Евангелие 1302 г. уже богато сюжетными миниатюрами, в которых снова большая роль отведена архитектурным сооружениям. В сцене Благовещения Мария изображена перед арочным мостом с интересным декоративным убранством. Смелая, своеобразная интерпретация Момика даже приводит к некоторому отступлению от принятых канонов. Объемность в изображении действующих лиц, подчеркнутая глубина служащего фоном храма придают всей сцене эффект перспективного построения. Созданные Момиком изображения архитектоничны и динамичны, отдельные фигуры и группы людей уравновешены, композиция отличается цельностью и четкостью, сооружения являются архитектурной средой, где развивается действие. При этом тщательно выписанные черты лиц, складки одежды и даже бытовые предметы, представленные объемно и красочно, свидетельствуют о блестящей технике Момика — миниатюриста.

Подобным же образом синтезированы различные виды искусства в произведениях Момика, изваянных из камня. Наиболее ярко это выражено в утонченных композициях хачкаров, каменные кружева которых отнюдь не нарушают целостность камня, а лишь «облегчают» его и в то же время подчеркивают монументальное величие хачкара. Здесь налицо свойственное армянской архитектуре стремление к единству — удивительная органичность всех частей произведения по отношению друг к другу и к целому, гармоничное единение с окружающей природой или застройкой — это почти волшебное мастерство, которым в полной мере владел Момик. Вместе с тем Момик был большим новатором — в своих виртуозно выполненных композициях он никогда не шел по проторенному пути, а посредством сочетания гладкого фона и высокого рельефа создавал выразительные, динамичные изображения.

Первоемонументальное архитектурное сооружение, созданное Момиком, — церковь Св. Григория Просветителя (Сурб Григор Лусаворич) в Татевском монастыре. Построенная в 1295 г. по заказу митрополита Сюника Степаноса Орбеляна из княжеского рода Орбелянов, эта небольшая по размерам церковь решена просто и с достоинством. Несколько ярких штрихов подчеркивают ее объем: богато декорированный западный портал на фоне гладких стен «двойные крестообразные окна на восточном фасаде. Такого же типа окна (но не их повтор — Момик всегда творчески подходил «каждому новому произведению) мы увидим и в церкви Пресвятой Богородицы (Сурб Аствацацин) в Арени (1321).

Само расположение церкви в Арени — на высоком холме, в окружении удивительной природы — говорит о стремлении зодчего представить свое произведение в наиболее целостном виде. И действительно, издали церковь своим единым объемом напоминает скульптуру и только при приближении раскрывается во всей своей красе, стройности и гармонии. А совсем вблизи становятся отчетливо видны тонкие по исполнению рельефы и все элементы, создающие удивительный образ этой церкви. В конструктивном отношении Момик здесь выступил как инженер-новатор: построил церковь сприменением антисейсмических мер и в то же время по-новому решил западный придел, установив отдельно стоящие подкупольные опоры. Но Момик не был бы Момиком, если бы не использовал в своем сооружении скульптуру. При этом чувство меры гениального зодчего ограничило возможное желание скульптора применить каменную резьбу на большом количестве поверхностей: скульптурные украшения здесь сдержанны, но очень впечатляющи. В строгом, с гладкими чистотесанными стенами интерьере взгляд приковывают выразительные рельефы, изображающие евангелистов, на парусах подкупольного перехода. Рельефы исполнены со свойственными Момику блестящим мастерством и своеобразным подходом. Мощные конструктивные элементы — паруса — покрыты точно соответствующей их изгибу тончайшей резьбой, напоминающей о

произведениях Момика-миниатюриста. В соответствии с принципом синтеза искусств решен и западный фасад церкви с рельефом на перемычке входа: растительные орнаменты фона за троном, на котором сидит Богоматерь с младенцем Иисусом на руках, напоминают ковер, между тем как под ногами Богоматери — другой ковер, решенный геометрическими узорами. Момик будто наслаждается, изображая в камне узоры, трудно исполнимые даже в текстиле. Они столь чудесны, что воображение смотрящего расцвечивает их — они кажутся настоящими цветными коврами. Так свойственные миниатюре мотивы проникают в пластическое искусство.

Все сказанное справедливо и в отношении одного из выдающихся произведений армянской архитектуры эпохи развитого средневековья, называемого иногда ее «лебединой песней», — церкви Пресвятой Богородицы (Сурб Аствацацин) в монастыре Нораванк. Нораванк является одним из самых блистательных архитектурных ансамблей среди монастырских комплексов средневековой Армении. Он высится в горах, издали почти сливаясь с ними и раскрываясь во всем своем великолепии по мере приближения.

Церковь Пресвятой Богородицы построена Момиком в 1339 г. по заказу князя Буртела Орбеляна, поэтому называется также «Буртелашен» (буквально — построенная Буртелом). В церкви Буртелашен в полной мере проявились все грани гения художника.

Истоки архитектурного решения этой двухъярусной церкви-усыпальницы коренятся в глубокой древности, однако Момик сумел представить его совершенно по-новому. По объемно-пространственному решению церковь представляет собой собранную вокруг вертикальной оси и

устремленную ввысь трехъярусную композицию, увенчанную ротондой. Несмотря на ярусность, церковь, как и предыдущее творение зодчего — церковь в Арени, — воспринимается как единый объем, будто вытесанная скульптором из цельного камня. Помещенные на западном фасаде узкие консольные лестницы, сбегающие волнообразными лентами от входа второго этажа к нижним углам сооружения, выступают не только в своей обычной конструктивной роли, но и как мощное средство художественной выразительности. Первый ярус сооружения — внутри крестообразный, снаружи прямоугольный — служил усыпальницей князей Орбелянов, а крестообразный снаружи и изнутри второй ярус — церковью-молельней. Функциональная, конструктивная и художественная сторона архитектурного произведения объединены в этом сооружении в единую систему. Исключительно нарядная благодаря богатому декоративному убранству, постройка поражает прежде всего порталами обоих ярусов, тимпаны которых украшены тончайшей резьбой с изображениями птиц, растительных мотивов, орнаментов, а также сюжетными рельефами. На первом ярусе изображены Богоматерь с младенцем Иисусом и архангелы Михаил и Гавриил, на втором -Иисус с апостолами Петром и Павлом.

Некоторые колонны венчающей церковь 16-колонной ротонды также использованы Момиком для скульптурных рельефов. На одной из колонн изображена Богоматерь, на колоннах по обе стороны от нее выполнены рельефы ктиторов, в руках у одного из которых -макет церкви. Даже эту весьма традиционную для средневековья ктиторскую композицию Момик сумел решить в совершенно новом виде, соединив конструктивные элементы и художественные средства, продемонстрировав тем самым не только свое новаторское видение произведения, но и мышление Художника, умеющего достигать единства в разнообразии.

Декоративные тяги, тянущиеся по всем фасадам церкви, превращаясь товналичники для проемов, то в рамы для ниш, то в рельефные кресты и орнаменты, воспринимаются как дополнительное средство достижения единства всего объема церкви. Такая разработка фасадов создает своеобразное «масштабное поле», объединяющее части сооружения в границах определенной единой системы и тем самым способствующее созданию художественного образа. В пространственно-пластическом образе одно искусство вовсе не подчиняется другому, а всегда дополняет его. Недаром в описаниях скульптуры Момика используется термин «живописность», для определения его архитектурных сооружений — термин «скульптурная пластика», а в иллюзорных пространствах его миниатюр явно видно архитектурное и скульптурное мышление автора. Объединение разных начал, новаторский подход, переосмысление старых правил, выход за рамки общепринятых канонов — все служит единой цели эмоционального воздействия.

Еще в 1261 г. с западной стороны церкви Святого Иоанна Предтечи (Сурб Карапет) — главной церкви монастыря Нораванк — по заказу князя Смбата Орбеляна был пристроен притвор, служивший родовой усыпальницей, а также выполнявший обычную для притвора функцию увеличения пространства церкви и места для собраний. Притвор особо знаменит оформлением фасада, точнее — скульптурными рельефами на тимпанах перемычек входного проема и окна над ним. Стилистический и сравнительный анализ позволяет утверждать, что эти рельефы также выполнены зодчим Момиком. Композиции настолько тонко прорисованы и насыщены такими подробными деталями, что оставляют абсолютно живописное впечатление. Одновременно они чрезвычайно динамичны, представляя будто не застывшие картины, а живые сцены. Глубинные части поверхностей тимпанов разработаны подобно полям хачкаров, на фоне которых изображается основное ядро композиции. Несмотря на кажущееся сходство, по-разному решен объем рельефов на первом и втором ярусах: верхний сильнее выступает от поверхности стены. Тщательно продуманы не

только детали композиции, но и общее восприятие всей стены.

Над входным проемом изображена Богоматерь с младенцем Иисусом, сидящая на троне на фоне изумительно изящных, причудливо переплетенных растительных орнаментов, так же, как в церкви Святой Богородицы, напоминающих ковровый узор. Трон тоже покрыт ковром, украшенным геометрическим орнаментом. По обе стороны от Богоматери — фигуры святых. Вся эта сложная композиция разработана с такими подробностями и так красочно, что невольно «видишь» ее в цвете. Перемычка окна со стрельчатым завершением над входом притвора украшена рельефом, изображающим Бога Отца, правой рукой указывающего на сцену Распятия, а в левой держащего голову Адама. Выше головы Адама изображен голубь — символ Святого Духа. В правом углу композиции — серафим, пространство между ним и Богом Отцом заполнено письменами, несущими не только смысловую, но и художественную нагрузку.

В многогранном творчестве Момика сплетены мастерство художника, прекрасно чувствующего цветовые нюансы, знающего принципы изображения фигур людей и каноны перспективы; скульптора, виртуозно владеющего приемами пластического искусства; зодчего с четким пространственным мышлением и изумительным чувством пропорций и масштаба. Непереоценимо наследие, оставленное Момиком во всех сферах искусства, которым он служил, объединяя их в ту великую сферу, которую можно назвать Искусством с большой буквы. Одна из подписей, оставленных гениальным зодчим на странице иллюстрированной им рукописи, заканчивается словами: «Помните, умоляю!» Устремленные ввысь объемно-пространственные композиции созданных Момиком церквей, каменные кружева хачкаров и яркие миниатюры рукописей уже многие века сохраняют для людей память о своем создателе.