Архитектурно-функциональные решения

Донжон Шато-Гайар

Донжон Шато-Гайар
Оценить статью

49Филипп Август и его страшнейший враг Ричард Львиное Сердце оба были крупными, сильными в нападении завоевателями, обладали вооруженными армиями, свято верящими в военный гений своих военачальников, превосходными для своего время инженерами и совершили настоящую революцию в искусстве укрепления мест обороны и особенно донжонов. Оба чувствовали бесполезность и даже опасность, с точки зрения обороны, этих бесконечных, столь многочисленных поворотов последних романских крепостей.

Мы уже имели возможность подчеркнуть важность крепости Шато-Гайар в Андели, построенной под руководством и строгим наблюдением Ричарда; донжон этой крепости является выдающимся произведением того времени.

Прежде всего Ричард заменил деревянные галереи вокруг зубчатых краев каменными машикулями, сделанными таким образом, чтобы полностью окружить опору укрепления с атакуемой стороны.

Вид в перспективе донжона Шато-Гайар со стороны потайной двери подтверждает правильность размещения этих машикулей, которые состоят из арок, опирающихся на выступы.

Они расширяются кверху и возведены на склоне, как будто специально созданном для отскакивания снарядов, которые нападающие запускали из широких каналов, оставленных между этими арками и голой стеной.

План этого донжона, сделанный на уровне потайной двери, которая открывается на первом этаже, указывает положение этой потайной двери с бойницей и очень крутыми пандусами, ведущими к ней, и с широкими машикулями над ней. Окна открываются на сторону склона; выдающийся вперед каменный выступ А усиливает башню с атакуемой стороны и вынуждает нападающего обнаружить себя; фасад В — напротив ворот замка.

Ступеньки С приводят к очень труднодоступной потайной двери над пропастью, открывающейся на хорошо защищенную с флангов ограду.

Донжон, цельное основание которого исключало подрыв, состоял из круглого зала на цокольном этаже.

В него можно было спуститься с первого этажа на уровне потайной двери Р, со второго этажа на уровне машикулей дозорного пути, с третьего запасного этажа, закрытого и предназначенного только для подачи снарядов, и с четвертого зубчатого и крытого этажа, прикрывающего дозорный путь и дальние наружные точки.

Внутри различные этажи были связаны между собой только деревянными лестницами, проходящими через дощатые перекрытия.

Таким образом, в этом донжоне нет ничего лишнего, ничего бесполезного, только то, что абсолютно необходимо для обороны.

Это архитектурное произведение, по нашему мнению, раскрывает в короле Ричарде выдающегося военного гения, глубоко изучившего средства нападения, используемые в его время, имеющего весьма практичный ум, далекий от пылкой опрометчивости, которую этому принцу приписывают современные историки.

Сегодня эти постройки разрушены до уровня начала машикулей.

Между тем этот донжон был взят Филиппом Августом так, что защитники, число которых было незначительным, даже не успели в нем укрыться.

Эти защитные сооружения были еще слишком узкими, и пространства было очень мало; надо сказать, что эту башню можно расценивать только как сокращенный вариант гораздо более крепкого сооружения, которое служило ей защитной стеной.

Двери романских донжонов, к которым можно было подойти только но лестнице или труднодоступным сходам, становились в случае активной атаки проблемой как для защитников, гак и для нападавших, если эти защитники из-за слабости своего гарнизона были вынуждены все спуститься вниз, чтобы защищать наружные подступы.

Но тогда, как и сегодня, любой гарнизон, численность которого не соответствовала силе крепости, был подвержен большому риску, и эти убежища должны были охранять свой собственный гарнизон, не рискуя жертвовать своими воинами для защиты наружных сооружений, если эти сооружения были захвачены.

При взятии ШатоТайара Роже де Ласси, который возглавлял воинов на стороне короля Иоанна Безземельного, обладая всего лишь остатками гарнизона, сильно поредевшего после восьми месяцев осады, вынужден был устремиться со всеми своими воинами в брешь, образовавшуюся во внешней защитной стене донжона, чтобы ее защитить; окруженный вместе со своими людьми многочисленными солдатами Филиппа Августа, пошедшими в атаку, не смог добраться до места по этим узким проходам донжона: Роже де Ласси был взят, и в тот же момент донжон попал в руки победителя.

Кажется, что этот пример пошел на пользу Филиппу Августу, так как, когда этот государь стал строить донжон Лувра, он проделывал потайные двери почти на уровне земли с внешней стороны, рядом были подъемный мост и ров.