Архитектурно-функциональные решения

Крепостные стены

Крепостные стены
Оценить статью

945Зимой 1203/04 года французская армия осталась на своих позициях. Роже де Ласи, который командовал в замке вместо Иоанна Безземельного, в целях экономии оконного стекла был вынужден прогнать жителей малого Андели, которые были под его защитой, за пределы крепостных стен. Эти несчастные, отвергнутые сразу и осаждающими, и осажденными, погибли от голода и холода во рвах, их было 1200 человек. В феврале 1204 года Филипп Август, который знает, что у гарнизона замка Шато-Гайар еще достаточно продовольственных запасов на целый год, «нетерпеливый в своем сердце» решает предпринять осаду по всем правилам.

Он собирает большую часть своего войска на верхнем плато. Оттуда он приказывает провести насыпную дорогу, чтобы выровнять землю до самого рва перед башней.

«Таким образом, от вершины горы до нижней точки равнины и на краю первых рвов земля роется небольшими мотыгами и избавляется от своих каменистых неровностей для того, чтобы можно было спуститься сверху вниз. Тотчас же при помощи ударов топора образуется достаточно широкая дорога, состоящая из балок, сложенных вплотную друг к другу и поддерживаемых с двух сторон многочисленными дубовыми столбами, вкопанными в землю, образующими изгородь. Вдоль дороги люди, продвигаясь в безопасности, перевозят и складывают в кучи камни, ветки, стволы деревьев, тяжелые комья земли с зеленым дерном для заполнения рва… Вскоре в различных местах появляются большие нагромождения камней и метательные орудия, деревянные детали которых были быстро изготовлены (на это никто и не осмеливался рассчитывать); из этих орудий стены обстреливаются камнями и кусками скалы, вращающимися в воздухе.

А чтобы дротики, копья и стрелы, с силой брошенные с высоты этих стен, не ранили рабочих, которые, перенося метательные снаряды, постоянно находились под огнем неприятеля, между ними и крепостной стеной были построены изгороди средней высоты из решеток и свай, соединенных гибкой ивой, которые защищали рабочих, отталкивая летящие стрелы. С другой стороны строят башни, которые называют дозорными, из деревьев и молодых дубов, стебель которых совершенно не обработан, только ветки грубо срублены топором; и все эти башни, сооруженные при помощи неимоверных усилий, возвышаются в воздухе на такой высоте, что противоположная стена сокрушается о том, что находится далеко внизу под ними…

«На краю ла Рош по направлению к востоку (юго-востоку) находилась башня, окруженная с двух сторон стеной, завершающейся в месте своего соединения выступающим углом. Эта стена дублировалась, проходя от самого большого передового оборонительного сооружения и огибая с двух сторон менее возвышенное оборонительное сооружение. Каких же усилий стоил нашим людям захват этой башни.

Когда они увидели, что ров почти заполнен, они установили там лестницы и быстро спустились по ним. Нетерпеливые в своем ожидании, они перенесли лестницы к другому краю рва, над которым находилась башня, стоящая на скале. Но лестницы, какой бы длинной она ни была, не хватало, чтобы достичь подножия стены и тем более вершины скалы, где начиналось основание башни. Исполненные отваги, наши люди при помощи своих кинжалов и шпаг проделывали в скале отверстия, цепляясь за которые они добрались до основания башни.

Там, протянув руки своим товарищам, которые шли по их следам, они позвали их за собой. Используя все известные им способы, они минировали боковые поверхности и основание башни, постоянно прикрываясь щитами из страха, что бесконечно выпускаемые в них стрелы заставят их отступить.

Проделав подкопы снизу, они укрываются также внутри самих стен. Опасаясь, как бы та часть стены, которая оказалась подвешенной в воздухе, не обрушилась на них, они заполняют бреши стволами деревьев; затем, увеличив проем, они поджигают деревья и прячутся в укромном месте». Как только распорки загораются, башня частично обрушивается.

Роже, не надеясь больше противостоять штурму, поджигает передовое оборонительное укрепление и отступает во второй пояс укреплений. Французы устремляются на горящие развалины стены, и некто Кадок, рыцарь, первым водружает свое знамя на разрушенной башне. Небольшая лесенка этой башни, которую видно на нашем плане, относится к первоначальным сооружениям; судя по всему, она осталась нетронутой благодаря своей особой конструкции.

Вероятно, именно по ней Кадок смог добраться до уцелевшего бруствера. Но нормандцы отступили в замок, отделенный от передового оборонительного укрепления глубоким и широким рвом.

Необходимо было предпринимать еще одну осаду. «Жан построил за год до этого некий дом, прилегающий к стене и размещенный с правой стороны от замка, напротив южной стороны. В нижней части этого дома был расположен таинственный рабочий кабинет.

Верхняя часть, служащая часовней, предназначалась для служения мессы: там снаружи совсем не было двери, но внутри (на выходе во двор) была дверь, через которую можно было пройти на верхний этаж, еще одна вела на нижний этаж. В этой последней части дома было окно, выходящее на деревню и предназначенное для освещения отхожих мест». Обнаружив это окно, некто Божи с несколькими спутниками пробрались вдоль углубления рва и, помогая друг другу, проникли в кабинет, расположенный на первом этаже.

Оказавшись в этом узком пространстве, они разбили двери. В гарнизоне, занимающем задний двор, поднялась тревога.

Полагая, что замок захватило многочисленное войско, его защитники собирают фашины и поджигают их, чтобы остановить нападающего. Но огонь распространяется на второй пояс укреплений. Божи и его спутники проходят через горящее помещение и укрываются в гротах.