Архитектурно-функциональные решения

Мирная политика

Мирная политика
Оценить статью

1291100279_1291083405_hagenau-castle-austriaАнгерран III — неустрашимый воин и влиятельный сеньор сурового нрава. Возможно, через гигантские сооружения, наводящие на мысли о сверхчеловеке, он хотел продемонстрировать эти свои качества. Быть может, он составлял свой гарнизон из отборных людей — об этом нам ничего не известно.

Но, строя свой замок, он явно предполагал заселить его гигантами. Он всегда держал при себе 50 рыцарей, что равнялось, по меньшей мере, пятистам воинам в обычное время.

Этого было вполне достаточно для охраны замка и заднего двора. Подвалы и огромные складские помещения, которые и сейчас существуют под первым этажом зданий замка, позволяли накапливать продовольственных запасов более чем на один год, при численности гарнизона около тысячи человек. В XIII веке феодальный сеньор, обладающий подобной крепостью и богатством, достаточным для того, чтобы окружить себя таким количеством вооруженных людей, причем обеспечить их боеприпасами и продовольствием на годовую осаду, мог не бояться ни одной армии.

Так, сир де Куси был не единственным вассалом короля Франции, могущество которого было под сомнением. Трудоемкие строительные работы при царствовании Филиппа Августа не только придали блеска французской короне, но и предоставили ей шанс непрерывно занять делом свою знать, война для которой была жизнью. Все время находясь в напряжении из-за деятельности и амбиций Филиппа Августа, который завоевывал богатые провинции, боролся против врагов таких же влиятельных, как и он сам, но менее настойчивых и менее ловких, феодальные сеньоры забрасывали свои развлечения и в содействии этому великому королю видели возможность обогатиться и увеличить свои владения.

Предоставляя ему свою поддержку, феодализм упрочивал королевскую власть, но и не имел основания жалеть об этом. Не будем забывать о том, что большинство феодальных сеньоров было окружено рыцарями, которым совсем не платили, но которые получали, согласно своим заслугам, более или менее значительный кусок земли в ленное владение.

Становясь обладателями этой части владений сеньора, они строили себе небольшие замки, т. е. укрепленные дома без главных башен и вообще без башен, и жили там как собственники земли, обязанные выплачивать сеньору лишь налоги, предоставляя ему свою помощь и помощь своих людей в случае войны и воздавая ему должное. Продлевая войну, любой феодальный сеньор рассчитывал увеличить свое владение за счет своих соседей, увеличить ленные владения, которые принадлежали юрисдикции другого сеньора, и окружить себя еще большим количеством вассалов, обязанных его поддерживать. Филипп Август своими завоеваниями смог широко удовлетворить эти амбиции, не упуская возможности объединять ленные владения в королевские с целью их дробления и уменьшения политической значимости крупных вассалов.

Однако, умирая, он оставил значительное число сеньоров, могущество которых могло внушать опасение сюзерену, имеющему менее твердую руку и меньше возможностей для разворачивания каких-либо действий. Если Филипп Август прожил бы еще 10 лет и если бы ему необходимо было управлять своими провинциями в мирное время, трудно предположить, что бы он мог сделать, чтобы умерить амбиции крупных вассалов короны и как бы он себя повел для того, чтобы подавить это могущество, которое еще могло поспорить с зарождающейся монархией.

Короткое правление Людовика VIII еще было заполнено войной; но во время несовершеннолетия Людовика IX коалиция крупных вассалов чуть было не разрушила дело Филиппа Августа. По счастливой случайности раскол, произошедший в стане коалиции, а также ловкость матери короля спасли корону; битвы прекратились, и королевская власть снова упрочилась.

Одной из сторон характера Людовика Святого, которой не слишком восхищались, было превосходное знание времени и людей, среди которых он жил. Будучи наделен умом, опережающим свое время, он понял, что для королевской власти мир был чем-то вроде разлагающего вещества для амбициозной феодальной знати, привыкшей к оружию, всегда недовольной, когда у нее больше не было надежды на приумножение своих богатств. Реформы, которые он задумывал, недостаточно еще укоренились среди народа, чтобы образовать препятствие беспокойному духу сеньоров. Необходимо было достать из своих гнезд этих опасных соседей, окружающих трон, использовать их могущество и затронуть их богатства.

Было ли в распоряжении короля Франции что-либо еще, кроме крестовых походов? Нам с трудом верится, чтобы король со столь здравым умом, такой справедливый и просвещенный, как Людовик Святой, преследовал бы только личные цели, затевая свой первый поход на Восток. Он не мог не понимать, что, покидая свои владения для завоевания святых земель, в то время, когда дух крестовых походов вовсе не был популярен, он оттягивал большие реформы, которые предпринял, и за те беды, которые претерпел народ в его добровольное отсутствие, Людовик мог ответить перед Богом.

Королевство ведет мирную политику, а феодалы воюют друг с другом. Это была постоянная гражданская война, возврат к варварству.

Противостоять силой намерениям крупных вассалов означало провоцировать новые коалиции против короны. Увести эти враждующие силы подальше от Франции было для монархии в XIII веке единственным способом глубоко затронуть феодализм и ослабить эти неприступные крепости, расположенные почти у ступенек трона.