Архитектурно-функциональные решения

Монархия в Муассаке

Монархия в Муассаке
Оценить статью

moissac__abbey_st_pierre01_tСюжет со сценой Страшного суда довольно часто украшал трапезные в клюнийских монастырях. До недавнего времени подобную картину можно было увидеть в трапезной аббатства Муассак, ныне разрушенного при проведении железной дороги из Бордо в Тулузу. Город расположен к югу от аббатства на пологом склоне холма, здесь до сих пор сохранилось много очаровательных построек XII-XIII вв.; в конце XII века по распоряжению настоятеля монастыря город был окружен стенами, и в благодарность за это его жители с тех пор стали выплачивать десятину монастырю. Помимо двух башен нартекса в церкви Клюни было три колокольни над первым трансептом и одна над вторым, ее называли ламповой колокольней, потому что в ее основании висели венцы люстр, постоянно горевших над большим алтарем.

Не подлежит сомнению тот факт, что до строительства городских стен само аббатство не имело крепостных укреплений, да и сам город тогда являлся, можно сказать, частью монастыря. Любопытно, что стены, окружавшие аббатство Турню, план которого мы приводим, в северной части были продолжением крепостных укреплений города, а в южной — его защитные сооружения сливались с самими городскими постройками. В хартии Карла Лысого Турню упоминается как «Trenorchium castrum, Tornutium villa, et cella Sancti Valeriani»; то есть «Турню — замок, город и святые пределы Св. Валериана».

Подобное разделение было характерным для Средневековья, но даже когда монастыри располагались вблизи городов, либо потому что изначально были основаны неподалеку от городского жилья, либо потому что мало-помалу мирское население начинало селиться у монастырских стен, монахи следили за тем, чтобы хотя бы с одной стороны монастырь выходил на открытое пространство и не был окружен постройками. Аббатство Сен-Жермен в Париже обладало огромными лугами к западу от монастыря, и из-за этого город вокруг него развивался особым образом, чтобы обойти эти земли, простиравшиеся по ту сторону улицы Бак. Аббатство Муассак было окружено отдельной крепостной стеной, которую отделяла от городской ограды всего лишь одна улица. Подобную картину мы видим в аббатствах Сен-Реми в Реймсе, Сен-Дени, а также в аббатстве Сен-Трините и Сент-Этьен в Кане.

Нередко случалось так, что монастыри, выстроенные на некотором расстоянии от густонаселенных городов, постепенно оказывались окруженными частными постройками, и тогда, во время войн, крепостные укрепления таких монастырей становились частью городских защитных сооружений; например, подобным образом частью Парижа стали такие монастыри, как Сен-Мартен-де-Шан, Шартре, Тампль, монастырь Селестинцев, аббатства Сен-Женевьев, Сен-Жермен де Пре, Блан-Манто, хотя изначально все они были построены extra muros. Будучи землевладельцами, религиозные ордены обладали теми же правами, что и другие феодальные сеньоры, и это также немало способствовало их упадку в период, когда королевская власть, с одной стороны, и привилегии городских коммун, с другой, стали приобретать все большее значение, к тому же им часто вменялось в обязанность, за редким исключением, иногда допускаемым сюзереном, в случае войн поставлять рекрутов или брать на содержание воинский гарнизон.

В конце XII века, когда монархия стала занимать господствующее положение, крупные религиозные учреждения, поначалу занимавшие смиренное положение по отношению к феодальному строю, постепенно поглощают замки, а затем и сами оказываются поглощенными монархической системой; но именно в тот момент, когда произошел их переход от сугубо монастырского существования в статус землевладельцев, то есть при правлении Филиппа Августа и Людовика Святого, они возводят крепостные укрепления вокруг своих владений. Любое учреждение всегда старается удержать то, чего оно достигло в период своего расцвета. Как только монастыри стали владеть землями, они превратились в феодальных сеньоров, ибо другой формы собственности в те времена не знали; многие аббаты Клюни почувствовали, сколь уязвимо такое положение, и в XI-XII вв. они путем последовательных реформ попытались лишить монастырские владения черт феодальной собственности; однако приверженность обычаям оказалась сильнее реформ, и аббатство Клюни, которое, казалось, было неуязвимым уже по причине своей значимости, многочисленности монастырей, влиятельности его деятелей, выданных ему папских грамот, обширных богатств, подверглось, тем не менее, нападкам с той стороны, которая единственная давала сюзерену возможность вмешиваться в его дела, а именно в том, что касалось земельных прав аббатов.