Архитектурно-функциональные решения

Разгрузочные арки

Разгрузочные арки
Оценить статью

23Когда влияние огнестрельной артиллерии стало уже хорошо изученным и было доказано, что каменные стены в два-три метра толщиной (средняя толщина куртин до постоянного использования артиллерийских орудий) не могли противостоять батарее, посылающей от трехсот до пятисот ядер на площадь приблизительно в восемь квадратных метров, их сопротивляемость артиллерии пытались увеличить различными способами. В конструкциях, предшествующих огнестрельной артиллерии, в толще стен стали уже использовать разгрузочные арки, закрытые внешней отделкой, чтобы оказать должное сопротивление минированию, подкопу и подвесному молоту. Эти арки, перенося вес каменных кладок на изолированные опоры, поддерживали парапеты и не давали стенам развалиться одним цельным куском, если только осаждающие не подкапывали замаскированные точки опоры что могло произойти только по чистой случайности. В XVI веке значительно усовершенствовали эту систему; стали использовать не только разгрузочные арки в толще каменных куртин, но их еще и укрепили внутренними контрфорсами, утопленными в земляные насыпи и поддерживающими облицовку при помощи вертикальных сводов.

При этом старались не соединять контрфорсы со стеной по всей ее высоте, избегая того, чтобы облицовка, рушась под ударами ядер, не повлекла контрфорсы за собой. Кроме того, эти внутренние контрфорсы, удерживая обстреливаемые участки земли между собой, представляли достаточно трудную для преодоления преграду.

Но такие способы были дорогостоящими; впрочем, они все же предполагали наличие стен, образующих значительный откос над уровнем контрэскарпа рва. Возвышенные участки покидали с трудом, поскольку в то время еще очень часто осаждающие войска использовали штурмы крепостных валов, а атаки укрепленных городов часто служат нам напоминанием об этом. Кроме указанных выше способов, либо для того, чтобы сделать крепостные стены способными сопротивляться пушке, либо для того, чтобы предъявить новое препятствие противнику, когда тому удавалось разрушить стены, укрепляли крепости. То есть сооружали крепостные валы из дерева или из земли за пределами рвов на вершине контрэскарпа, или даже в качестве обороны стены, чтобы ослабить удар ядра, или внутри стен, на некотором расстоянии.

Первые образовывали открытую дорогу или облицовку стены, а вторые — площадку, позади которой размещали артиллерию: во-первых, чтобы затруднить подход и тем самым не дать неприятелю неожиданно атаковать, или защитить стену от ударов пушки, во-вторых, чтобы остановить атакующих, когда брешь была проходимой. Первые заменяли прежние ограждения, а вторые вынуждали осаждающего проводить новую осаду, когда крепостная стена пояса укреплений была разрушена. Эти валы ослабляли удар и выдерживали гораздо дольше, чем стены из камня.

Они были лучше приспособлены для размещения орудий в боевом положении, чем прежние дозорные пути, укрепленные земляной насыпью. Их строили разными способами.

Самые прочные сооружались при помощи внешней облицовки, состоящей из вертикальных деревянных деталей, соединенных так, чтобы не дать оборонительным сооружениям возможность рассыпаться, если ядра разбивали их на несколько частей. За этой деревянной облицовкой из тонкого дерева сплетали фашины, как плетеные ограждения, затем возводили крепостную стену, состоящую из чередующихся укреплений из плетней и земляных слоев. Иногда крепостная стена была образована двумя рядами крепких кольев, расположенных вертикально, соединенных с гибкими ветками и поперечинами, названными ключами, расположенными горизонтально.

Промежутки между ними были заполнены хорошо утрамбованной вязкой землей, очищенной от камней и перемешанной с тонким хворостом. Или же это были стволы деревьев, положенные горизонтально, соединенные между собой поперечинами, врубленными на полдерева, а интервалы заполнены так, как только что было сказано. Кое-где сооружали амбразуры с заслонками.

Если осажденный был захвачен врасплох или если он не мог раздобыть нужную землю, он довольствовался тем, что связывал между собой деревья, а промежутки заполнял хворостом. Эти новые для осадной артиллерии препятствия заставили ее использовать полые ядра, метательные снаряды, заряженные запальными средствами, которые, взрываясь в центре крепостных стен, наводили большую панику. Понемногу при осадах были вынуждены отказаться от неожиданных атак и подходить к вооруженным таким образом крепостям, только укрываясь в ходах сообщений изогнутых траншей, угловые или закругленные выступы которых были укрыты корзинами с землей, поставленными вертикально.

Эти огромные корзины также служили для маскировки орудий на огневой позиции. Промежутки между этими корзинами образовывали амбразуры. Когда осаждавшим удавалось с помощью траншей установить последние батареи очень близко к крепости, необходимо было прикрывать батарею от настильного и навесного огня при помощи земляных окопов, над которыми возвышались укрепления из корзин и палисада, крепко соединенные и вдвойне укрепленные откосами.

Эти оборонительные сооружения могли возводиться только ночью, так, как это и происходит в настоящее время.