Архитектурно-функциональные решения

Собор Вердена

Собор Вердена
Оценить статью

15На востоке Франции, на берегах Рейна, там, где каролингская архитектура оставила значительные памятники архитектуры в XI и XII веках, церкви возводились по особой схеме как в отношении плана, так и в отношении системы конструкции. Многие из этих сооружений имели две противоположные апсиды, одна на восточной стороне, другая — на западной.

Это расположение было достаточно древним, о нем упоминается в «Истории» Григория Турского.

Как бы в подтверждение слов автора, мы встречаем в соборе Невера одну апсиду и один трансепт с восточной стороны, которые датируются XI веком.

Основание этой апсиды возвышается (в виде трибуны) над криптой или исповедальней.

Автор плана аббатства Сент-Галлен, приводя любопытное изображение IX века, дошедшее до наших дней, демонстрирует большую и малую церковь, каждая из которых имеет две апсиды, одна со стороны входа, другая — алтарная.

На каролингской территории преимущественно соборы Трира и Майнца, а также аббатская церковь Марии Лаах (XI, XII и XIII века) имели апсиды и на западной стороне, и на восточной.

Соборы в Безансоне и Вердене имели похожее расположение, несколько видоизмененное сегодня, но следы его все же достаточно различимы.

В последнем было даже два трансепта перед апсидами, а четыре башни, расположенные во входящих углах, образованных трансептами, фланкировали два полукружия.

Винтовые лестницы, которые имели большое значение, находились по бокам двух башен с западной стороны.

Подобное решение мы обнаруживаем и в кафедральной церкви Майнца, в аббатской церкви Лаах, а также в плане аббатства Сент-Галлен.

Собор в Страсбурге также поражает схожестью хора с соборами Майнца и Шпейера, и есть основание полагать, что в XII веке Нотр-Дам в Страсбурге располагал двумя апсидами, как и большинство крупных рейнских церквей.

Здесь представлен план собора Вердена таким, каким он был в конце XII века, т. е. без пристроек, которые искажают сегодня его внешний вид. В А находится алтарь, когда-то сильно возвышавшийся над уровнем пола нефа, с криптой внизу, как в Шпейере, в Майнце, в Безансоне и в Страсбурге.

В Вердене еще существуют следы этой крипты под капеллами В, которые были приподняты до уровня алтаря, С — восточный трансепт; D — неф, Е — первоначальный вход, F — западный трансепт, G — западная апсида, преобразованная сегодня в нартекс, Н — монастырь, В и I — башни.

Вероятно, в центре восточного трансепта в точке С существовал восьмиугольный купол, держащийся на арках, расположенных на консолях или на небольших тромпах, как в Шпейере, в Майнце и в Страсбурге.

Очевидно, что такое устройство совершенно не похоже на то, которое было принято в XII веке в церквях королевских владений Нормандии, Пуату и Аквитании.

В эти планы входил один элемент, чуждый латинским традициям, этот элемент был введен в Австразии во времена Карла Великого.

Это был — и в этом не приходится сомневаться — результат восточного влияния, как сплав латинской базилики и собора Святой Софии в Константинополе.

Но если архитекторы Австразии, следуя традициям, не испытывали в XI веке трудностей в процессе придания апсидам и куполам трансептов сводчатой формы, то они находились в том же затруднении, что и их западные собратья, когда речь заходила о том, чтобы перекрыть сводами нефы, построенные по латинскому плану.

С другой стороны, благодаря тому, что они продолжали возводить своды, и тому, что римские традиции достаточно прочно сохранились в Австразии, они применяли античный крестовый свод с большим энтузиазмом, нежели зодчие Иль-де-Франс и Шампани.

Им удалось его соорудить, минуя переходный этап цилиндрического свода, в отличие от архитекторов Бургундии и центральных провинций, а также не пытаясь найти способ уменьшить распор с помощью трехцентровой стрельчатой арки.

В провинциях прежней Австразии стрельчатая арка появляется несколько позже в виде исключения и не как необходимость, а как результат влияния безудержной моды в середине XIII века.

Едва ли можно заметить переход между чисто рейнскими сооружениями и соборами Страсбурга и Кельна.

Напротив, наблюдается продолжение восточно-романских традиций зодчества вплоть до того момента, пока архитектура королевских владений, ученая, обоснованная и достигшая своего наивысшего совершенства, не распространяет своего влияния на берега Рейна, а также на все французские провинции.

Изредка, правда, можно встретить в австразийских провинциях применение стиля, характерного для королевских владений начала XIII века, но лишь в качестве деталей, а не принципов.

Это поражает, особенно в круглом большом зале, построенном на северной стороне собора Трира, где присутствуют все формы, профили и украшения французской архитектуры начала XIII века, приспособленные к плану и расположению построек, которые принадлежат каролингским традициям.