Post Type

Упадок религиозной архитектуры

Оценить статью

7После гражданских войн наступили войны с Арагоном, и все города Лангедока, входящие в королевские владения во времена Людовика Святого, Филиппа Смелого, Филиппа Красивого и Карла V, постоянно служили мишенью для набегов своих могущественных соседей. Каждое сооружение использовалось в этих городах в оборонительных целях, и, естественно, что церкви, как самые высокие и одновременно самые значимые в жизни людей постройки, становились крепостями.

Провинция Гиень, обладание которой было постоянным предметом споров в XIII и XIV веках между королями Франции и Англии, сохранила свои прежние романские церкви, но возводила лишь незначительные религиозные сооружения, бледные копии северных собратьев.

Что же касается Бургундии — богатой, густонаселенной, единой, то она развивала свою религиозную архитектуру по модели королевских владений, но привносила туда свой дух с римскими корнями, в котором и клюнийские, и цистерцианские традиции оставили ясные следы.

Эта провинция является одной из самых богатых строительным материалом превосходного качества.

Верхние бассейны Сены, Йонны и Соны обильно снабжены известняком и песчаником, твердым и мягким, легким в использовании большими кусками, не имеющим себе равных по прочности и долговечности.

Так, бургундские здания в основном построены из крупных материалов, хорошо сохранившихся в умелой кладке.

Это обилие и высокое качество камня безусловно влияют на формы бургундской архитектуры, особенно в то время, когда обработка материалов играет огромную роль в структуре религиозных сооружений.

В XIII веке зодчие этой провинции пользуются преимуществом легкой добычи крупных прочных блоков, которые можно безопасно расположить стороной, противоположной постели, чтобы избежать увеличения количества блоков в основных точках опоры.

Они не боятся возводить монолитные опоры и первые устанавливают на карнизах, на спуске крыши широкие водосточные желоба, образующие внутри потолки между крестовыми сводами и стенами.

Имея в своем распоряжении легкий для обработки, но очень прочный известняк, они придают своим профилям большие выступы, усиленно их подчеркивают.

Их декоративная скульптура становится величественной, а выпуклые формы выгодно отличают их каменный декор от декора соседних провинций.

Бургундские архитекторы очень поздно начинают использовать сложные импосты, сквозные балюстрады — те элементы, которые уже во второй половине XIII века закрепляются за архитектурными формами Шампани и Иль-де-Франс.

В Париже, в Реймсе, в Труа религиозная архитектура уже клонилась к своему упадку, а в Оксуа, Дижоне и Маконне сохранялось еще простое расположение, твердость профилей, широта декора, продиктованные природными особенностями провинции.

И лишь в XV веке бургундская архитектура становится сухой и монотонной, стираются особые характеристики, присущие каждой провинции, остается единственный архитектурный стиль на всей той территории, которая сегодня составляет Францию.

Те немногие различия, которые можно заметить в каждой провинции, скорее объясняются грубой или несовершенной имитацией архитектуры, чем каким-либо влиянием или местными традициями.

Здесь приведен поперечный разрез собора в Отене, построенного в 1150 году, неф которого перекрыт массивным сводом стрельчатого профиля.

Некоторое время спустя после построения этого сооружения по тому же типу был воздвигнут собор в Лангре, который существует и по сей день.

Это — почти в точности собор в Отене, имеющий своды стрельчатого профиля арок в нефе и трансепте, боковой неф, огибающий хор, и единственную капеллу в апсиде.

Мы приводим план собора в Отене и план собора в Лангре.

Нартекс собора в Отене был возведен немного позже нефа; фасад собора в Лангре был перестроен в прошлом веке, и нам неизвестно, был ли у него когда-либо крытый нартекс.

Хор собора в Лангре с боковым обходом очень интересен для изучения, поскольку до тех пор в этой части Франции апсиды почти всегда были простые, без обходов и перекрыты сводами в четверть сферы.

Алтарь датируется приблизительно 1160 годом и демонстрирует нам своего рода переход между хором, построенным по романскому типу, и хором, возведенным в конце XII века и начале XIII.

Мы видим в Лангре, как и в Отене, что хор начинается травеей, во всем похожей на травей нефа.

В Отене эта первая травея продублирована второй, затем идет главная апсида — простая, без бокового обхода, с небольшими апсидами по бокам, как в церквях Рейна.