Архитектурно-функциональные решения

Вид замка Бюри

Вид замка Бюри
Оценить статью

89Новое назначение замка требовало устройства, которое не соответствовало прежним традициям, и эти башни, которые служили только для проживания, внешне напоминали оборонительные сооружения. Над отдельно стоящим донжоном возвышалась голубятня.

Оставалось лишь играть в феодальный замок.

Как бы то ни было, эти жилища с точки зрения искусства представляют собой очаровательные творения.

Вид замка Бюри с высоты птичьего полета, который мы приводим здесь дает лучшее представление, чем любое описание об элегантности жилищ сеньоров эпохи Возрождения, которые пришли на смену мрачным закрытым замкам Средневековья.

Мы не будем приводить еще примеры; памятники архитектуры красноречиво говорят сами за себя.

Блуа, Гайон, Азе-ле-Ридо, Шенонсо, Амбуаз, новый замок Лош, замок Юссе и множество других жилищ сеньоров начала XVI века представляют собой замечательный материал для изучения архитекторами.

Эти замки являются блестящим воплощением французского Ренессанса и самым разумным применением античного искусства у нас. Королевская власть подала пример, именно вокруг нее возводятся самые красивые замки XVI века.

Будучи фактически высшей властью, отныне она давала толчок для развития как искусства, так и политики.

Франциск I, король-рыцарь, нанесший рыцарству последний удар, разрушал прежние королевские резиденции.

Его пример заставил свергнуть больше донжонов, чем под воздействием силы всех его предшественников и последователей вместе взятых.

Он разрушил донжон Лувра, символ всех ленных владений Франции.

Какой же сеньор при дворе после этого мог даже помыслить о сохранении своего феодального гнезда?

Этот правитель начал и завершил переход от жилища сеньора Средневековья к современному замку, замку Людовика XIII и Людовика XIV. Он построил Шамбор и Мадрид.

Первый из них еще хранит отпечаток феодального замка, второй представляет собой загородное жилище, в котором больше нет места старым традициям.

Хотя мы и не являемся страстными поклонниками замка Шамбор, умолчать о нем мы не можем; то, что именно им мы завершаем статью, вполне естественно.

Здесь мы приводим его план.

Пожалуй, нет никого во Франции, кто бы не видел эту неповторимую резиденцию.

Одни восхваляют это сооружение за самое полное воплощение искусства архитектуры Ренессанса, другие ругают за странную фантазию, колоссальный каприз и нелепость.

Мы не будем здесь обсуждать его достоинства.

Рассмотрим замок Шамбор как попытку объединить два замысла, основанных на противоположных принципах, а именно сочетать в одном здании укрепленный замок Средневековья и загородное жилище.

Мы допускаем, что попытка была абсурдной.

Но французский Ренессанс в литературе, науке и искусстве изначально был полон противоречий и продвигался вперед, периодически оглядываясь назад.

Желая освободиться от прошлого, он не решался порвать с традицией; готическое одеяние казалось ему устаревшим, а другого на замену ему еще не находилось.

Замок Шамбор построен посреди земель, предназначенных для охоты.

Он окружен лесом, покрывающим сельскую равнину.

Судя по его удаленности от города, он, очевидно, представлял собой место для отдыха и развлечения.

Его положение превосходно подобрано, чтобы одновременно наслаждаться всеми преимуществами, которые дают уединенность и проживание в пышном дворце.

Чтобы понять Шамбор, нужно знать двор Франциска I. Первые годы своей молодости он провел возле своей матушки, герцогини Ангу-лемской, которая, находясь в плохих отношениях с Анной Бретанской, удаленная от двора, обитала то в своем замке Коньяк, то в Блуа, то в своем доме Роморантен.

Франсуа сохранил особую привязанность к тем местам, где в полной свободе прошло его детство.

Взойдя на трон, он захотел сделать из Шамбора, который до этого был лишь старой усадьбой, построенной графами Блуа, великолепный замок, королевскую резиденцию.

Утверждают, что строительство Шамбора поручили Приматиччо.

Это трудно подтвердить, так как Шамбор не имеет никаких следов итальянской архитектуры начала XVI века.

По плану, внешнему виду и устройству это не просто французское творение, а творение берегов Луары.

Если нас убеждают в том, что Приматиччо возводил Шамбор, стараясь подстроиться под французский стиль, пускай; но тогда выходит, что это не его произведение, он только дал ему свое имя, а это нас уже мало волнует.