Архитектурно-функциональные решения

Возникновение и развитие аббатства Клюни

Возникновение и развитие аббатства Клюни
Оценить статью

337126_1Возникновение и развитие Клюни и Сито, этих двух наиболее крупных аббатств в Европе, находившихся в Бургундии, наложило отпечаток на всю архитектуру этой провинции, где все здания имели особый строгий и благородный облик, свойственный только этим местам и в наибольшей степени отразившийся в памятниках, созданных в период до середины XIII века. Клюнийцы сформировали художественную и ремесленную школу, которая значительно продвинулась в изучении строительства и архитектоники конструкций, а их скульпторы создавали свои произведения с особым умением и вкусом; это искусство оставляет впечатление величественности и подлинности, которые запечатлеваются в уме и памяти. Скульптурная школа аббатства Клюни, безусловно, превосходит современные ей школы Пуату и Сентонжа, Прованса и Аквитании, Нормандии, Эльзаса и даже Иль-де-Франс.

Когда сравниваешь скульптуру и декор XI-XII вв., созданные в Везле, Дижоне, Савиньи, Шаритэ-сюр-Луар, Шарлье, и аналогичные произведения мастеров из западных и северных провинций, то невольно убеждаешься в особом могуществе художников этой школы, их следовании единому стилю и приверженности традициям, в которых они формировались. Крупные бургундские аббатства, расположенные там, где было изобилие природного камня, сумели воспользоваться красотой, мощью и прочностью этого материала и создать величественные и надежные здания, которых не встретишь в провинциях, где камень встречается редко и его качество невысоко и непрочно.

И если утонченной и богатой архитектуре Клюни, получившей свое особое развитие начиная с XI века, еще можно было подражать в местах, менее избалованных природными материалами, то архитектурный стиль, принятый цистерцианцами, настолько был обусловлен использованием именно бургундского известняка, что мог развиваться только в пределах данной провинции. Из-за этих причин, связанных с материалами для строительства, а также из-за общей тенденции к внешней роскоши, характерной для других монашеских орденов, все усилия побороть которую были напрасными, влияние ордена Сито в архитектонике было очень незначительным.

Пока Святой Бернар прилагал титанические усилия, чтобы предотвратить уже предвидимый им упадок ордена бенедиктинцев, вот-вот должен был свершиться революционный переворот в образовании, который лишил монастыри господствующей роли в интеллектуальной сфере. В XII веке после славных битв и многих усилий монашеский орден сосредоточил в своих руках все ветви власти. Святой Бернар символизировал участие духовных лиц в мирских делах, вплоть до управления ими; Сугерий, настоятель Сен-Дени, был не только монахом, но и государственным деятелем, министром, регентом Франции; Петр Достопочтенный, по словам г-на де Ремюза, являл собой образ «идеального монаха», олицетворение принципов религиозной жизни.

Рядом с этими тремя выдающимися личностями появился человек иного, научного склада — Абеляр. В начале XII века уже существовали две известные научные школы, одна из них сформировалась в стенах Нотр-Дам, а другая — в аббатстве Сен-Виктор, Абеляр же основал еще одну, которая, объединившись с первыми двумя, основала знаменитый Парижский университет.

Этот новый центр образования вскоре затмил все известные школы, существовавшие при аббатствах.