Архитектурно-функциональные решения

Хохенкенигсбург

011526_haut_koenigsbourgМы приводим план всех сооружений крепости. Его своеобразная форма объясняется тем, что Хохенкенигсбург расположен на вершине горы, образующей гребень обрывистых скал и возвышающейся над богатой равниной Селеста, с которой просматриваются два ущелья. 

В М располагался большой зал, один из самых грандиозных замыслов Средневековья. Хотя замок Хохенкенигсбург представляет собой смешение старых и новых оборонительных сооружений, однако тут уже наблюдается четко обозначенное намерение как использовать огнестрельную артиллерию, так и противостоять ее воздействию. В этом отношении, а также в отношении точной даты ее строительства эта крепость требует подробного изучения.

Постройки кажутся возведенными наспех и частично с использованием более старых строений; но в их целостности можно найти величественность и новизну, которые производят сильное впечатление. Часть, предназначенная для жилья, судя по всему, принадлежит героическим временам. Большое трехэтажное помещение  было перекрыто сверху, по всей видимости, для того, чтобы размещать орудие на площадке.

Ее верхняя часть, в которую можно было попасть лишь по небольшой внешней лестнице, служила дозорной башней: она возвышалась над всеми оборонительными сооружениями благодаря как расположению на верхней точке скалы, так и своим размерам. В 1633 замок Хохенкенигсбург, служивший до сей поры местом обитания одного гарнизона, был атакован шведами.

Захватив внешний форт, они водрузили туда батарею мортир и обстреляли крепость, которая не могла противостоять этим ужасным орудиям. Она была частично разрушена, сожжена, а гарнизон был вынужден сдаться.

Но в конце XV века артиллерия начинает уравнивание французского общества. Она требовала использования мощных и дорогостоящих средств обороны.

Сеньоры уже были не настолько богаты, чтобы строить и эффективно оснащать крепости, которые могли всерьез противостоять этому новому разрушительному средству, и не настолько независимы, чтобы иметь возможность возводить исключительно военные замки на глазах у королевской власти, на глазах у народа, который больше не мог мириться с несправедливостью феодальной власти. Уже в это время сеньоры, казалось бы, принимают свое новое положение.

Если они и строят замки, то они больше не походят на крепости, а скорее на загородные дома, в которых, однако, еще можно встретить как бы последний отблеск феодального жилища Средневековья. Король сам показывает пример, покидая укрепленные замки. Крепость, ставшая отныне оплотом государства, предназначенная для защиты территорий, отдаляется от замка, который уже является не более, чем загородным дворцом, объединяющим все то, что может способствовать благосостоянию и развлечению его обитателей.

Вкус к роскошным резиденциям, который знать приобрела в Италии во времена кампаний Карла VIII, Людовика XII и Франциска I, нанес последний удар феодальному замку. Много сеньоров, посетив виллы и дворцы по ту сторону гор, по возвращении нашли свои старые родовые крепости мрачными и грустными.

Сохранив донжон и основные башни как знак прежнего величия, они снесли закрытые куртины, которые их соединяли, и заменили их полностью открытыми зданиями с изысканно украшенными галереями и порталами. Нижние дворы, окруженные оборонительными сооружениями и башнями, заменили передними дворами, где размещалось жилье для прислуги, роскошные конюшни, клумбы с цветами, фонтаны, залы для игры в мяч, места для прогулки и т. д. Сеньоры больше не помышляли о том, что им будут прислуживать крестьяне, как это было два века тому назад; у них в слугах теперь были наемные работники, которых нужно было селить и кормить у себя в замке в служебных помещениях.

Понемногу ленники всех уровней при помощи постоянной ренты или единовременной выплаты освободились от всех повинностей, напоминающих рабство.