Архитектурно-функциональные решения

Замок Куси

Замок Куси
Оценить статью

Chteau-de-Coucy1.previewМы уже говорили о том, что оборонительный пояс большой протяженности не подходил для Средневековья, так как защитникам при осаде приходилось рассеивать свои силы. Другое дело, когда он дополнялся передовыми оборонительными сооружениями, которые разделяли силы нападающих и затрудняли их наступление. На примере Каркассона мы видим небольшой город, хорошо укрепленный с помощью мастерства и географического положения. Но замок здесь является частью города, он только его крепость.

Он не похож на феодальный замок, тогда как, например, в Куси, несмотря на то, что там замок был присоединен к городу, он был полностью от него независим и сохранял свой характер феодального замка. На плане город расположен в С и окружен достаточно прочным поясом укреплений. Между ним и замком В существует открытое место, что-то напоминающее военный плацдарм (А), соединяющееся с городом только воротами Е, которые охраняются с двух сторон, но особенно сильно со стороны города.

Замок, построенный на самой высокой точке холма, возвышается над достаточно крутыми спусками и отделяется от плацдарма широким рвом D. Если город оказывался в руках неприятеля, этот плацдарм, а затем и замок служили надежными убежищами гарнизону. Именно в пространстве А были расположены конюшни, места общественного пользования и жилье гарнизона, пока он не был вынужден укрываться в замке.

Потайные двери, проделанные в куртинах вокруг плацдарма, позволяли осуществлять вылазки или принимать помощь извне, если враг удерживал город, а численность его армии была достаточной, чтобы охранять город и блокировать замок. Во многих городах устройство оборонительных сооружений было аналогично данному — в Гизе, Шато-Тьерри, Шатийон-сюр-Сен, Фалезе, Мелане, Дьеппе, Сомюре, Бурбон Аршамбо, Монфор Амори, Монтаржи, Буссаке, Оранже, Лоше, Шовиньи в Пуату и т. д. В последнем городке в конце XIV века над городом возвышались три замка, построенные на соседнем холме, они были независимы друг от друга.

Во всех городах, где оборонительные сооружения были разделены таким образом, они обоснованно считались очень сильными. Часто вражеские армии после захвата городских оборонительных сооружений должны были отказываться от осады замка. Они оставляли его гарнизон блокированным и шли дальше, чтобы продолжать свои завоевания.

Но на следующий день после ухода неприятеля блокированный гарнизон замка снова отвоевывал город и беспокоил вражеские тылы. Конечно, если бы феодальный строй был пронизан духом единения, никакая система не была бы способна остановить эти завоевания. Но разобщенность во время обороны способствовала их прекращению и служила причиной той невероятной легкости, с которой уступались обратно уже завоеванные провинции.

Результаты предпринятых кампаний сводились на нет просто потому, что тогда не было сегодняшней централизации военной власти и абсолютной дисциплины. Если завоеванная страна была разделена на большое количество владений сеньоров, которые скорее защищали каждый сам себя, чем сюзерена, то их армии состояли из вассалов.

А по феодальному праву вассалы должны были участвовать в военных походах лишь сорок или пятьдесят дней, после чего, если сюзерен не мог платить жалованье своим войскам, каждый возвращался к себе. В этом отношении в конце XIII века английская монархия получила большое преимущество над французской. Англо-нормандский феодальный строй был более целостным по сравнению с французским.

Он это доказал, пожаловав себе великую хартию и вследствие этого соглашения тесным образом связав себя с сюзереном. Эта относительно либеральная форма правления привела английскую аристократию к тому, чтобы ввести в состав своих армий войска пехотинцев, набранные из горожан.

А это были уже люди дисциплинированные и способные стрелять из лука. Эти войска и предопределили исход почти всех смертельных битв XIV века: Креси, Пуатье и т. д. Ведь именно то же самое чувство недоверия, которое заставляло французского феодального сеньора изолировать свой замок от города, находящегося под его защитой, не позволяло ему вооружать горожан и обучать их военному искусству. Французский сеньор рассчитывал только на своих людей, на верность своего коня и добротность своих доспехов, но особенно на свою смелость.

Он презирал пехотинца, которого использовал в своих походах только для придания большей численности своим войскам, совсем не рассчитывая на него в случае атаки. Этот дух, такой гибельный для Франции во времена войн с англичанами, послуживший причиной неудач французских войск в неоднократных битвах в XIV веке, несмотря на неоспоримое превосходство отдельных феодальных частей этой страны, был, тем не менее, благоприятен для развития военной архитектуры. В самом деле, нигде больше на Западе не встретишь такого количества совершенных феодальных оборонительных сооружений XIII-XIV веков, как во Франции.

Именно по этим феодальным замкам нужно изучать искусство расположения военных сооружений. Именно там они развиваются с XII по XIV век с излишними предосторожностями и с удивительными возможностями.