Архитектурно-функциональные решения

Замок в Нарбонне

Замок в Нарбонне
Оценить статью

Narbonne_Palais_des_ArchevequesЧто касается тарана, он использовался при осаде для разрушения основания стен начиная с XII века. Мы заимствуем из провансальской поэмы о крестовом походе против альбигойцев еще один фрагмент, который не оставляет никакого сомнения на этот счет. Симон де Монфор хочет оказать помощь замку в Бокере, который выступает за него и который осаждают горожане. Он осаждает город, но он еще не соорудил необходимые механизмы, и поэтому предпринятые им приступы безрезультатны.

В это время провансальцы все больше наступают на замок (на центральную часть города). «…Но те, кто находился в городе (крестоносцы были закрыты в замке), восстали против механизмов, которые так разрушают центральную часть города и дозорную башню, что бревна, камень и свинец разлетаются вдребезги. А в Сент-Пак соорудили таран, длинный, окованный железом, прямой, острый, который так бьет, разрезает и разбивает, что стене наносится практически непоправимый ущерб, а многие камни разлетаются в разные стороны.

Но осажденные, наблюдая за данной картиной, не отчаиваются. Они делают силок из веревки, привязанной к деревянному механизму, при помощи которого можно захватить и удерживать голову тарана. Люди из Бокера очень обеспокоены таким положением вещей до тех пор, пока не приходит инженер, который приводит таран в движение.

Многие осаждающие расположились в скале, чтобы попытаться расколоть стену при помощи острых мотыг. А когда люди из города их увидели, они стали оборачивать ткань огнем, серой и паклей, а затем спускать на конце своих цепей вдоль стены. Когда огонь разрастался, а сера расплавлялась, то огонь и запах настолько душили саперов, что ни один из них не смог остаться на месте и не остался.

Но они устремились к своим камнеметам, и привели их в действие так удачно, что разбили и разрушили ограждения и барьеры». Этот любопытный отрывок знакомит нас со способами, которые использовали для того, чтобы пробивать с близкого расстояния стены, когда хотели проделать отверстие, а расположение местности не позволяло проделывать подземные ходы, устанавливать стойки под основанием и поджигать их. Что касается способов защиты, то в этой истории крестового похода против альбигойцев речь постоянно идет о деревянных ограждениях, барьерах, частоколах. Когда Симон де Монфор был вынужден вернуться осаждать Тулузу, то после того, как он снес там почти все стены, он увидел, что город защищен рвами и деревянными оборонительными сооружениями.

Только замок в Нарбонне один и находился в его власти. Брат графа, Ги де Монфор, первым прибыл с этими грозными крестоносцами.

Рыцари спешились, разгромили барьеры и ворота, проникли на улицы, но там их встретили жители и люди графа Тулузского, поэтому они были вынуждены отступить, когда приехал разъяренный Симон: «Как, сказал он своему брату, могло случиться, что вы еще не разрушили город и не сожгли дома? — Мы атаковали город, ответил граф Ги, прошли все оборонительные сооружения и оказались вперемешку с жителями города на их улицах; там мы встретили рыцарей, горожан, рабочих, вооруженных дубинами, рогатинами, острыми топорами, которые криками, улюлюканьем и смертельными ударами передали вам, через нас, ваши ренты и ваши поземельные оброки, и если бы мог ваш маршал дон Ги рассказать вам о том, какое количество серебра они нам бросали с крыш! Должен вам признаться, не было среди нас людей, настолько смелых, чтобы, когда они нас выгнали из города через ворота, предпочесть схватку или организованное сражение…

» Однако после новых тщетных атак граф де Монфон был вынужден предпринять осаду по всем правилам. «Он выставляет свои войска в садах, оснащает стены замка и фруктовые сады арбалетами на колесах и острыми стрелами. Со своей стороны жители города вместе с их законным сеньором укрепляют ограждения, занимают окрестные земли и устанавливают в разных местах свои знамена, с двумя красными крестами, с надписью графа (Реймон).

В это же время на помостах и в галереях расположились самые отважные, самые храбрые и самые надежные люди, вооруженные окованными железом шестами и камнями, чтобы бросать их во врага. Внизу, на земле, остались другие воины, вооруженные копьями, чтобы охранять ограждения, с тем чтобы никто из осаждающих не приблизился к частоколам.

В бойницах для стрелков и в амбразурах лучники защищали куртины, имея в наличии различные виды лука и ручные арбалеты. Бадьи для винограда были наполнены стрелами и арбалетными стрелами. Кругом толпа людей была вооружена топорами, дубинами, окованными железом палками, в то время как дамы и женщины из народа приносили им чаши, толстые камни, которые можно было легко поднять и бросить.

Город был прекрасно укреплен у своих ворот. Прекрасным образом выстроенные бароны Франции, вооруженные огнем, лестницами и тяжелыми камнями, разными способами приближаются, чтобы захватить барбаканы…

» Но осада затягивается, наступает зимнее время. Граф де Монфор откладывает боевые действия на весну.

В это время жители Тулузы укрепляют свои оборонительные сооружения: «…Внутри и снаружи видны только рабочие, которые оснащают город, ворота и площадки, стены, бойницы и двойные деревянные галереи вдоль стен, рвы, ограждения, мосты, лестницы.

В Тулузе только плотники делают двойные подвижные обстреливающие стенобитные машины, не оставившие в замке Нарбонне, перед которым они были установлены, ни башен, ни зала, ни зубцов, ни целой стены…» Симон де Монфор возвращается.

Он сжимает город все больше и больше, захватывает две башни, которые возвышаются над берегами Гаронны, укрепляет госпиталь, расположенный за пределами крепостных стен, и делает из него крепость со рвами, частоколами и барбаканами. Он сооружает хорошие ограждения с полными рвами, со стенами, в которых на многих этажах проделаны бойницы.

Но после неоднократного безрезультатного для осаждающих штурма граф де Монфор был убит ударом камня, брошенного камнеметательным орудием, приведенным в действие женщинами возле Сен-Сернен, и осада была снята.