Архитектурно-функциональные решения

Замок Вез

Замок Вез
Оценить статью

57В XIV-XV веках было немного замков, имеющих сколь обширные, столь же красивые донжоны, как донжон Пьерфон, в которых селились богатые вельможи. В большинстве донжонов той эпохи, хоть жить было и приятнее, чем в донжонах XII-XIII веков, но состояли они всего лишь из более или менее хорошо защищенного главного корпуса.

Приведем пример такого сеньорального жилища, менее значимого, но расположенного в той же местности.

Замок Вез был возведен по принципу замка Пьерфон; он расположен недалеко от этого владения, на границах Компьеньского леса, около Морьенваль, на высоком плато, которое господствует над долинами Отон и Ванди.

Его превосходное военное расположение заключается в том, что он дополняет с юга оборонительный рубеж подступов к лесу, защищенному двумя ранее упомянутыми реками, самим замком Пьерфон на северо-востоке, простирающимся лесом Эгль и рекой Эн на севере, плато Шамлие и местечком Вербери на западе, рекой Уазой на севере-северо-западе.

Замок Вез — это очень старый оборонительный пост, расположенный на краю высокого мыса между двумя маленькими долинами.

Людовик Орлеанский почти полностью перестроил его, когда захотел защитить свои владения к северу от Парижа, чтобы противостоять нападениям герцога Бургундского, который, со своей стороны, укрепился на юге королевского домена.

Вез, по сравнению с Пьерфон, является только лишь военным постом, защищенным оградой и чудесно обустроенным маленьким донжоном, построенным с величайшей заботой, скорее всего архитектором замка Пьерфон.

Со стороны G плато резко спускается в глубокую долину; две куртины НН ниже двух других ВС, и их дозорный путь находится на уровне плато, на котором возвышается главный корпус К XII века, почти полностью построенный заново в начале XV века.

Этот главный корпус, уже разрушенный сегодня, был прелестным строением.

Дверь замка защищена двумя башнями небольшого размера I. Видны еще кое-какие остатки оборонительных сооружений нижнего двора Е, но сегодня они превратились в стены террас.

Донжон детально представлен в плане цокольного этажа X. Его вход находился в L и представлял собой узкую калитку с подъемным мостом, ведущим на широкую винтовую лестницу, поднимающуюся снизу.

На каждом этаже было две комнаты, одна — большая, а другая поменьше, с каминами и служебными помещениями.

Если внимательно рассмотреть положение плато, становится вполне понятным план углового донжона, внешние поверхности которого огибают наиболее доступные подступы замка.

Угловые башенки, поднимающиеся с самого низа, огибают фланг второго порядка на случай ближней атаки.

Вид донжона Вез со стороны внутренней части ограды, показывает положение угловых сторожевых башен R куртины В, калитки с маленьким рвом и со своим подъемным мостом, отверстие колодца, положение машикулей и отхожих мест, лестницу, включая ее верхушку, заканчивающуюся наблюдательной башенкой.

Первый этаж донжона сообщался с ходами вдоль бруствера двух куртин через маленькие, хорошо защищенные двери.

Таким образом, гарнизон донжона мог, в случае атаки, быстро распределиться на две куртины, сконцентрировавшись только на два фронта, которые были уязвимы.

Если бы один из этих фронтов, например С, был взят (он наиболее слабый из-за природы местности и пробитой в нем двери), защитники могли сохранить еще второй фронт В, более укрепленный внутренними угловыми сторожевыми башнями R; если они не могли удержать и второй фронт, то возвращались в донжон и оттуда могли перейти в наступление или не спеша капитулировать.

В таком хорошо обустроенном форте гарнизон в пятьдесят человек легко выдерживал целый армейский корпус в течение нескольких дней.

Надо сказать, что нападающему, окруженному оврагами, маленькими речушками и лесами, остановленному в такой местности, было крайне нелегко противостоять даже небольшому отряду.

Итак, замок Вез был не чем иным, как фортом, предназначенным для защиты одной из точек большого и очень хорошо выбранного оборонительного рубежа.

Возможно, мы еще не обратили должного внимания на взаимосвязь, которая почти всегда существовала в Средние века между различными крепостями территории.

Мы рассматриваем их в отдельности и чаще всего не отдаем себе отчет в их значимости и пользе друг для друга.

Нам кажется, с этой точки зрения средневековые укрепления открывают новое поле для изучения.

Влияние традиций очень сильно.

Даже во времена, когда, казалось бы, от них избавились, когда уже больше не думали об укрепленных жилищах владельцев замка, мы наблюдаем, как последние следы феодального донжона проникают в замки, построенные в XVII веке.

Большинство наших замков XVI-XVII веков еще хранит в центре главных корпусов крупный объем, который, конечно же, смотрится странным и чужеродным вкраплением и, скорее, является последним отголоском средневекового донжона.

Такой царствующий главный корпус мы обнаруживаем и в замках Шамбор, в Сен-Жермен-ан-Лэ, в Тюильри и позже — в замках Ришелье в Пуату, в Мэзоне, в Во около Парижа, Коломмье и т. д.