Архитектурно-функциональные решения

Защита башен

Защита башен
Оценить статью

ris100Оборонительную систему совершенствовали так, чтобы она могла наиболее эффективно противостоять внешним нападениям с менее многочисленным, но более закаленным гарнизоном. В этом отношении замки конца XIV века очень важны: те испытания, через которые прошел феодализм, привели к значительному прогрессу в искусстве укрепления жилищ. Они больше не представляют собой, как в XII веке, протяженные довольно низкие пояса укреплений с узкими, изолированными, защищенными донжоном башнями и малозначительными постройками. Теперь это благородные и просторные жилые корпуса, прилегающие к очень высоким куртинам, которые фланкируют приближенные друг к дружке огромные башни.

Они соединяются закрытыми дозорными путями и оснащены надежными оборонительными конструкциями по всему периметру. Донжон сливается с замком; он уже не просто жилой корпус, возвышающийся над остальными, стены которого толще и лучше защищены. Замок целиком напоминает один обширный донжон, тщательно проработанный в деталях.

Изолированная система защиты теряет свою актуальность; сеньор уже не остерегается своего гарнизона, поскольку старается сократить его настолько, насколько это возможно, и выиграть общими оборонительными сооружениями то, что он теряет в количестве людей. Необходимость диктовала закон; после ужасающих беспорядков, которые залили кровью Францию, и особенно провинции, соседствующие с Иль-де-Франс, к середине XIV века, после того как Жакерия (крестьянское восстание) было подавлено, деревни и села и даже небольшие города опустели; жители укрылись в закрытых городах и небольших местечках.

Когда воцарился покой, сеньоры, возвращаясь из поездок или тюрем Великобритании, застали свои земли брошенными, а значит, доходы — сведенными к нулю. Города освобождали крестьян, которые укрылись за их стенами, от повинности «мертвой руки», от тяжелой работы и всякого рода притеснений, которым они подвергались на хозяйских землях.

Бароны были вынуждены, чтобы вновь заселить свои владения, идти на уступки, то есть предоставить своим иммигрировавшим подданным, а также тем, кто угрожал покинуть владения, те преимущества, которые они имели в городах. Именно так Ангерран VII, сир города Куси, возвращаясь во Францию после того, как был послан в Англию заложником выкупа короля Жана, был вынужден предоставить двадцати двум городкам и деревням, которые принадлежали его замку, коллективную хартию свободы, текст которой сохранился.

В ней он четко разъясняет мотивы, которые заставили его даровать такое право, вот несколько отрывков из нее: «…Каковые персоны (мужчины и женщины, находящиеся в крепостной зависимости), отправляясь жить в другие места за пределами наших земель, освобождали себя от повинностей без нашего дозволения и делали это всякий раз, когда им захочется; и из страха оных повинностей многие покидали наши земли, и поэтому оные земли оставались в большой своей части невозделанными, необработанными и заброшенными, из-за чего названные земли существенно потеряли в своей ценности; и оказались разрушенными и уничтоженными тем самым повинности, которые собирались регулярно с их жителей во времена наших предков, сеньоров де Куси, и в особенности нашего дорогого и любимого отца, упокой Господи его душу, и доставляли им постоянный доход… И с тех пор, как мы достигли совершеннолетия и вступили в управление нашими землями, жители наших городов и деревень много раз приходили к нам, умоляя отменить и уничтожить оные обычаи в наших городах и землях и освободить всех нынешних и будущих их обитателей от вышеназванных повинностей и другой личной зависимости, обещая нам вносить от каждого города и большей части названных городов постоянную ренту и некоторую денежную сумму в нашу пользу и в пользу наших потомков и т. д. Мы освобождаем от всех (повинностей) и от нрава мертвой руки, и от брачных обязательств, и даруем всем и каждому полную свободу принять духовный сан или вступить в другое свободное сословие отныне и на все времена, без права удерживать их на нашей службе и требовать впредь выполнения повинностей от кого-либо; все вышеуказанные вещи мы сделаем и исполним, если то будет угодно королю, нашему сеньору, какового мы умоляем изо всех наших сил, во имя процветания и благоденствия нашего фьефа, который мы держим от него, поддержать, узаконить и утвердить все, сказанное выше… Август 1368 года…

(утверждено королем в ноябре того же года).