Архитектурно-функциональные решения

Заслуги монастырей

Заслуги монастырей
Оценить статью

Jerpoint-AbbeyКонечно, говорить, что при таком положении дел не возникало никаких злоупотреблений, было бы преувеличением; однако в раздробленном и неупорядоченном обществе XI века подобные монастырские объединения были для него несомненным благом, которое трудно было бы заменить чем-либо другим. И это еще не все заслуги монастырей; во времена, когда дороги были небезопасны, именно они стали надежным приютом для путешественника, который всегда с надеждою мог постучать в двери обители. Те, кто бывал на Востоке, знают цену гостеприимству монастырей, открытых для всех приезжающих, однако насколько более деятельным и щедрым был прием, оказываемый путникам, в таких аббатствах, как Клюни и Клерво. Для подтверждения этих слов позволим себе привести цитату из Удальриха: «Если путники прибывали верхом, то встречать их выходил надзиратель или прислужник гостеприимного дома, пеших же путешественников встречал капеллан.

Каждому выдавали фунт хлеба и достаточное количество вина. Кроме того, существовал обычай в течение 30 дней после смерти кого-либо из монахов жертвовать его порцию еды первому приходившему бедняку.

Как и гостям, ему давали мяса чуть больше обычного, а перед уходом каждому вручали динарий на дорогу. Ежедневно готовилось 18 дополнительных порций для бедняков в округе, и все они получали по фунту хлеба; четыре дня в неделю эта порция состояла из бобов, в прочие дни — из овощей. По большим праздникам, не менее 25 раз в год, бобы заменяли мясом.

Ежегодно на Пасху нуждающимся выдавали по девять локтей шерстяной ткани, а на Рождество — по паре ботинок. В этой службе состояло шестеро монахов: мажордом, занимавшийся непосредственно раздачей даров гостям и беднякам; капеллан, следивший за распределением пожертвований, еще двое пасли ослов в лесу, и двое работали у печи.

Милостыню раздавали и в дни особого поминовения, в частности, в дни памяти таких великих людей, как святой Одилон, император Генрих, король Фердинанд (сын Санчо Великого, короля Кастилии и Леона, умершего 27 декабря 1065) и его супруга, короли Испании. Зимой капеллан каждую неделю мыл трем беднякам ноги теплой водой и давал каждому фунт хлеба и порцию еды. Кроме того, ежедневно 12 круглых пирогов, по 3 фунта каждый, раздавались вдовам и сиротам, хромым и слепым, старикам и всем болящим из тех, кто приходил в обитель. И еще одной заботой капеллана было раз в неделю обойти территорию аббатства, справляясь о больных и подкрепляя их хлебом, вином и лучшим из того, что он имел».

Далее Удальрих добавляет, что в тот год, когда все это было им написано, нуждающимся было роздано 250 окороков и подано милостыни 17 000 нищих. Все монастыри, входившие в юрисдикцию Клюни, по мере возможностей следовали этому примеру. А если добавить к этим делам милосердия и внешнюю деятельность монахов, их политическое и религиозное влияние, те значимые дела, в которых они принимали участие, духовное и мирское управление всеми монастырями и территориями, принадлежавшими к конгрегации, обучение молодежи, литературные труды монахов и, наконец, отправление церковных служб днем и ночью, то уже не приходится удивляться той значимости, которую приобрело аббатство Клюни к концу XI века, его мудрый образ правления привлекал великих и малых, обеспечивал духовное влияние и богатство.

Именно тогда было начато строительство главной церкви аббатства. Уже во времена Святого Гуго церковь в Клюни не соответствовала численности монахов, населявших монастырь; а потому в 1089 г. аббат начал ее перестраивать; согласно легенде, план новой церкви во сне был передан монаху Гозону самим Святым Петром.

Клюнийская церковь, безусловно, одна из наиболее грандиозных в Западной Европе. Мы приводим план аббатства в том виде, в котором оно существовало еще в конце прошлого века; к сожалению, уже тогда, как и во многих других бенедиктинских монастырях, большинство зданий было перестроено, однако сама церковь осталась нетронутой. При Святом Гуго строительство здания началось с хора, освящение церкви произошло только в 1131 г. Притвор был закончен лишь в 1220 г.

В южной башне вершилось правосудие и находилась тюрьма, в северной — хранились архивы. Подобных грандиозных фасадов с портиками, пожалуй, до XII века в клюнийских церквях не встречалось.

Нартекс В был построен в Клюни в первые годы XIII века, в то время как иартексы в Шаритэ-сюр-Луар и Везле относятся к XII веку. Впрочем, в Везле портал был построен одновременно с нефом в конце XI — начале XII века, но он был низким и неглубоким.

Точное предназначение этой пристройки перед нефом до сих пор неясно; однако подобная конструкция внезапно получает широкое распространение в других церквях, что было связано, по-видимому, с распространением самого устава Клюни.