Здания и типологии Человек и пространство

Архитектура и антропоморфизм

Архитектура и антропоморфизм
5, 4 голос.

Отношения 34между человеком, зданием и городом не столь просты, как между содержанием и формой. В действительности здание и город считаются реализацией мыслей человека, проекцией той роли, которую они должны играть в мире. Однако существуют причины символического характера, в силу которых планиметрия города или деревни некоторых цивилизаций следует антропоморфной модели, которая отражается также в архитектурных формах, повторяющих конструкцию человеческого тела.

Микрокосмос и макрокосмос

Концепция достаточно простая и распространенная в различных культурах: космос и человек обладают одинаковой формой. Не случайно человек часто представляется как наивысшее проявление мироздания. Подобная «близость» обеспечивает ему «универсальную природу», почти бессмертие. Тем не менее, как пишет востоковед Мариэлла Спаньоли Мариоттини, не «отображение Вселенной «главенствует» над образом человека», а скорее изображение человека «антропизирует» отображение Вселенной.

Отсюда исходит идея «макрантро-па», человека космоса, первоче-ловека-божества: Пуруша — в Индии, Пань-Гу — в Китае, Тиамат — в культуре Месопотамии. Вселенная, следуя логике, обретает форму человеческого тела (например, полинезийский небесный творец Тангароа).

Примитивные и этнографические культуры

В поселениях эпохи неолита, как и в южноафриканских краалях, второстепенная окружность, отделяющая внутреннее пространство, удобное и благоприятствующее человеку, от внешнего — враждебного и опасного, — передает суть связи земли и окружающего ее океана. В центре поселения находится ритуальный столб, центр мира и фаллический символ, в то время как надежная хижина с крышей, напоминающей небесный свод, олицетворяет женское начало. Африканские культуры фали (горы на юге Камеруна) и догон (район Мали) основаны на определенных системах антропоморфных символов. Планиметрия деревни фали следует отображению Земли и состоит из головы, верхних и нижних конечностей; центр ее — половые органы, им соответствует главное зернохранилище (mabeli). Оно, в свою очередь, имеет стилизованную форму человека.

Согласно космологической символике догонов, древний богам, объединенный с созданной им Землей, сотворил Вселенную, доброе существо и злое — двух первопредков Номмо. От них произошли четыре первопредка мужчин и четыре — женщин, которые, самооплодотворившись, произвели на свет восемь первопредков родов догон, ставших номмо. Один из них оставил божественные небеса, чтобы создать мир и людей, которым дал восемь суставов, соответствующих камням dougue, душе человека и предкам. Поэтому суставы обладают мужским началом (плечевые и бедренные) и женским (локтевые и коленные), а каждый род соответствует какому-либо из суставов. Для женитьбы претенденты должны быть из родов противоположного пола. Планиметрия деревень догонов отражает эти положения. Большие семейные дома расположены соответственно груди и брюшной полости. Общественные площади — ноги; дома женщин, достигших половой зрелости, — верхние конечности; совет племени (toguna) -голова. Даже отдельное жилище наделяется антропоморфной символикой: кухня — голова, вход — половые органы, кладовая — руки. Наконец, на деревянных пилястрах, поддерживающих крышу, изображены человеческие фигуры с поднятыми руками.

От древнейших времен к христианскому миру

Сенофан (VI в. до н. э.) считал, что греческая философия, изначально не принимавшая идеи антропоморфности божественной природы, пришла к еще более тонким отличительным положениям. Платон объяснял, почему мир не антропоморфен: творя Вселенную, демиург считал бесполезным крепить руки… или ноги, даже тогда, когда создавал приспособление для ходьбы… Далее греческий философ противоречит сам себе, подтверждая, что человек наделен ногами и руками, создающими тело, находящееся в распоряжении, прежде всего, головы, «которая божественна» и имеет такую же сферическую форму, как и Вселенная. При этом основополагающий компонентэтой связи обнаруживается в утверждении, что мир является примером наивысшей гармонии человечества, как и храм, отражаясь в зеркале Вселенной, неминуемо становится отражением человека. Христианство приняло эти идеи, а сотворенный мир стал идентифицироваться с тем же Христом. Христос стал «макрантропом» новой эпохи, а церкви — новой моделью «антропизированной», то есть гуманизированной Вселенной.

Идеальный город

Зодчие Возрождения также отталкивались от пропорций человеческого тела. Леон Баттиста Альберти (1404-1472) считал: «…Как в любом живом существе каждый его член существует в согласии с другими, так и в здании все его части должны находиться в согласии». Для Джорджио Мартини (1439-1502) гармония человеческого тела распространялась на урбанистическую структуру: «…город должен быть разумен соответственно масштабам и форме человеческого тела… иметь структуру и составные части идеальных размеров». Проекты таких архитекторов, как Филарете, Росселлино или Бернардо Буонталенти, включают геометрически правильные урбанистические планы, утверждающие связи между городом и космической гармонией. Эти концепции Ле Корбюзье применил в проекте индийского города Чандигарха (штат Пенджаб), избрав эмблемой для движущейся скульптуры раскрытую ладонь, ориентированную соответственно дующему с Гималаев ветру.