Здания и типологии Человек и пространство

Архитектура и декор

Архитектура и декор
5, 4 голос.

Здание 41декорируют, чтобы оно стало еще красивее. Латинские термины decor и decus, от которых происходит «декорирование» (тот же корень в английском и французском языках), означают «красивый, элегантный», «выдающийся, достойный». Поскольку общее значение декорирования понимается как «украшать живописью, фризами, убранством», то его стилистические и технические возможности (пластические или живописные), совершенствовавшиеся на протяжении веков, бесконечны. Так же, как беспредельна творческая фантазия человека.

Истоки

Тенденция эта уходит корнями глубоко в века. Самые древние примеры «украшения» жилого пространства относятся к искусству наскальной живописи (более 20 тыс. лет назад), но о них нельзя говорить в узком смысле архитектурного декора, поскольку в данном случае украшались стены пещер, минимально модифицированных человеком. Как утверждал антрополог Андре Лёруа-Гуран, даже если «не известны пещеры, декор которых абсолютно идентичен», в основном изображения группируются согласно иерархии значимости (в центре — лошади, бизоны или туры, окруженные такими второстепенными животными, как горные козлы, мамонты и олени). Благодаря некоторым образцам сохранившихся этнографических культур появляются объяснения деревянных построек эпохи неолита. «Дома духов» в Новой Гвинее, в районе реки Сепик, размещены перед сооружением-»камуфляжем» с изображением человеческого лица (духи-хранители). На плитах типичного дома для собраний племени маори в Новой Зеландии помещены антропоморфные скульптуры. Деревянные и перламутровые пороги украшены изображениями стилизованных человеческих фигур, покрытых татуировками. Знаменитые Врата Львов в Микенах представляют собой один из первых примеров архитектурной пластики западного мира, явившимся предшественником темы, ставшей центральной в греческом храме, — декора тимпана. Задача состояла в помещении в треугольное пространство сложной сцены, отображающей посвящение и поэтому точно отвечающей сооружению. Для достижения тематического единства первое время обращались к изображению змееобразных и противоестественных фигур, чтобы заполнить острые углы.

С середины VI в. акценты сместились в сторону «повествовательное», что придало фигурам большую естественность. До этого времени декор господствовал над структурой здания. Статуи-колонны Портика кариатид в Афинах — самый древний из известных случаев скульптурного декора, согласованного с конструкцией сооружения.

Средневековье

Архитектурная культура Средневековья оказывала большее предпочтение взаимосвязи архитектуры и колоритного декора, чем соотношению, которое ставит скульптуру в зависимость от массы здания. Зачастую декор обогащался за счет хроматических вариаций или контрастов поверхностей, создающих живописный эффект (например, фасад Дворца дожей в Венеции). В этом случае нельзя говорить о настоящей живописи (в отличие от многокрасочных церквей Молдавии), а лишь об использовании кирпичей различных цветов. Геометрическое совершенство фасада Сан-Миниато аль Монте во Флоренции — один из наиболее утонченных примеров использования в западном Средневековье полихромии, которая, впрочем, великолепно представлена и в декоре исламского мира, где применялись различные материалы -майолика, алебастр, стекло, мрамор.
На Дальнем Востоке деревянные конструкции храмов и дворцов украшались позолоченными орнаментами. Характерным для поздневизантийских церквей является облицовка здания своеобразно размещенными кирпичами. Скульптурный декор может совпадать с конструктивной основой (уже упомянутые статуи-колонны) или же следовать несущим линиям арок или сводов, выявлять и определенным образом трансформировать их, равно как главенствовать над конструкцией.

Эволюция декора от Возрождения до наших дней

Декоративная сдержанность раннего Возрождения постепенно отходит. В европейской дворцовой архитектуре появляются более утонченные и пышные орнаменты. Орнаментальное разнообразие определяло декор и в период маньеризма, пока в эпохи барокко и рококо он не стал истинно роскошным и неудержимым. В XIX-XX вв., с появлением арнуво и стиля Либерти, сама конструкция здания становится его «украшением». После Второй мировой войны декор «поглощается» конструкцией: были и определенные исключения, типичные для эпохи, богатой не только экспериментами, но и «возвратами». Такова, например, гигантская мозаика, украшающая здание Центральной библиотеки Университета в Мехико (интерпретация доколумбовых мотивов).