Бидермейер

Устремленность к обыденности

Устремленность к обыденности
Оценить статью

238В период бидермейера активно переосмысляется понятие комфорта. То, что казалось уютным и удобным в эпоху классицизма, теперь считают крайне неудобным, ненужным, чуждым. Ощутимо сокращается число парадных залов, уходят дублирование помещений и анфиладная планировка.

Здания начинают проектировать, точно определяя назначение и размещение жилых комнат. Разрабатываются правила наиболее удобного, рационального расположения комнат, их взаимосвязи, соотношения с коридором и входами, со служебными помещениями.

Планировки бидермейера отличают функциональная продуманность, учет логического передвижения человека в пространстве дома, обеспечения комфорта. Строгий этикет и представительный быт сословной аристократии вытесняется более частным, лишенным прежней церемонности. Даже интерьеры Зимнего дворца, запечатленные Л. О. Премацци, Э. П. Гау, К. А. Ухтомским в 1830-1840 гг., создают достаточно камерную среду и непринужденность атмосферы.

Устремленность к обыденности прослеживается в Коттедже — загородной летней резиденции Николая I. Построенная архитектором А. А. Менеласом, она была воплощением буржуазного идеала жизни в кругу семьи. Сохранились акварели К. А. Ухтомского «Гостиная Коттеджа в Александрии» и Г. Г. Чернецова «Кабинет Александры Федоровны», в которых видна некоторая перегруженность комнатного убранства, обращение к теме романтической готики. Однако размещение предметов и расстановка мебели позволяют отнести оформление интерьеров к бидермайеру.

Мебель по рисункам Менеласа создал Г. Гамбс. Главными помещениями были гостиная и столовая (ее все чаще устраивают в жилых зданиях, подчеркивая значение семьи; в начале XIX в. обедали в кабинете, а при больших приемах — в парадных залах на декорированных штучных столах).

В Коттедже царская семья тяготела к обыденной жизни, предпочитая камерные уютные помещения, обставленные в буржуазном стиле, просторным залам старых дворцов. Другой постройкой с характерными чертами бидермайера стала Ольгинская половина, пристроенная к Большому Петергофскому дворцу.

Интерьеры ее отличаются живописностью композиции, отходом от ансамбля в угоду комфорту. Самая большая из комнат, столовая, лишена ощущения дворцовости.

Удобная мебель, расставленная «уютными» группами, стены, обитые ярким узорчатым штофом с букетами цветов, голубыми и желтыми разводами, массивная золоченная бронзовая люстра, обилие безделушек на консольных столиках и камине — все это создает «очаровательный мир вещей». Старые традиции и вкусы в области интерьера сохранялись в загородных усадьбах, не подвергавшихся быстротечным влияниям моды. Старая классицистическая мебель, порой не составлявшая единого гарнитура, расписные плафоны и стены, строгость и представительность интерьерного убранства там не устранялись рачительными хозяевами, а лишь подновлялись.

То же относится к ампирной мебели, продолжавшей служить верой и правдой еще долгие годы, что придавало интерьеру при всей его хаотичности ощущение свободы и индивидуальности. Для городских особняков, строительство которых оживилось в конце 1830-х гг., были характерны разностильность и влияние готического стиля.

Их планировка постепенно приближалась к планировке квартир доходного дома. Богатое купечество, крупные заводчики, купцы-финансисты и купцы-экспортеры вне зависимости от их местожительства подражали дворянам, но одновременно привносили в интерьеры особые черты своего жизненного уклада и вкусов. Также возник и еще один тип интерьеров — скромных квартир и комнат разночинной интеллигенции.