Классицизм

Мебельные ансамбли

Мебельные ансамбли
Оценить статью

kuskovo-kafelnaja-pechКлассицизму было свойственно представлять мебель архитектурно, и не только потому, что ее часто изготавливали по рисункам зодчих: играли свою роль и общий характер пропорций, и конструктивно-композиционные качества, и предполагаемое место в интерьере. Из мебельных ансамблей неоклассического стиля можно строить не менее совершенную пространственную среду, чем создаваемая интерьерами, а уж вместе они, взаимодействуя, дают впечатляющий образ гармоничного и комфортного (по меркам тех дней) жилья. Зачастую один и тот же архитектор проектировал дворец (дом) и мебель для него.

При участии архитектора декорировались всевозможные кабинеты, включая модные минералогические, с нишами-витринами и шкафами. В своих проектах зодчие разрабатывали картинные (например, в Строгановском дворце в Санкт-Петербурге) и портретные галереи со скульптурами. По рекомендациям того времени, скульптуры устанавливали в неглубоких нишах, а бюсты и небольшие статуэтки — на полочках, размещенных посредине стены через равные интервалы.

Люстры вешали невысоко (обычно на высоте полтора человеческих роста), так как свет свечей был слабым, и освещать ими требовалось не потолок, а происходящее в самом помещении. Вечером светящиеся люстры с хрусталем становились композиционным центром помещений. На помощь им приходили и другие осветительные приборы, будь то бра и жирандоли, массивные канделябры у стен или небольшие подсвечники на столах.

Понятно, что парадные залы по структуре и характеру оформления зачастую напоминали торжественные залы присутственных мест и дворцов, а вот жилые помещения уже обладали собственным характером. Облик разных комнат тех лет сохранился до нашего времени плохо, многое было перестроено или уничтожено.

Примеры — единичны, но стоит учитывать многочисленные воспоминания современников, рекомендации, проекты и сохранившиеся деревянные модели. Образцами строгой, последовательной классики являются работы Дж. Кваренги.

Знаток Античности и опыта европейских мастеров, он творчески перерабатывал их наследие, стремясь, как сам говорил, «применяться к обстоятельствам и месту». Используя в помещениях простые пропорциональные отношения, мастер стремился к логичности развертывания пространства, которое членилось на легко обозримые зоны. В интерьерах он часто применял коринфский ордер (в римской трактовке), придавая ему, правда, больше простоты и несколько уменьшая капители.

Если же колонны, полуколонны и пилястры отсутствовали, Кваренги все же сохранял их пропорциональный модуль, что ощутимо в самих членениях стен. Архитектор охотно использовал рельефы и статуи в нишах, раскрывая предназначение помещений. Потолки он обычно делил балками на геометрические фигуры, часто заполненные лепниной и росписями, а своды заполнял кессонами и розетками.

Кваренги в числе первых русских мастеров начал применять имитацию лепного декора средствами живописи. Росписи под руководством Кваренги в его интерьерах нередко исполняли Федор Данилов и выписанный из Италии Антонио Джакомо. Художники пользовались и традиционной техникой фрески, но обычно выполняли клеевую живопись по штукатурке, которая получала все большее распространение.

По-иному решал свои задачи Чарльз Камерон, также опиравшийся на наследие Античности. Не копируя, архитектор свободно перелагал в оригинальные формы понравившиеся ему образцы: он искал в них скорее вдохновение, чем образец для повторения.

Декор его, если взять в качестве примера Агатовую комнату Екатерининского дворца в Царском Селе (1780-1785 гг.), кажется легким. В нем поражает разнообразие форм и деталей, особенно в украшении сводов и потолков.

В помещениях стены выложены из агатовых плит, закрепленных золочеными розетками. Этим плоскостям противопоставлено убранство плафона с небольшими живописными композициями. Камерон был одним из первых мастеров в России, которые стали применять арабесковые мотивы в росписях.

Во многих интерьерах Камерон стремился использовать самые разные материалы — камень, стекло, бронзу, фарфор и т. п. Это и давало ему возможность добиваться разнообразных оригинальных решений.