Классицизм

Роберт Адам и английский особняк

Роберт Адам и английский особняк
Оценить статью

49Англичане с не меньшим энтузиазмом принялись в середине XVIII в. изучать древности. Были изданы «Руины Пальмиры» и «Руины Баальбека» Р. Вуда, «Древности Афин» Стюарта и Роветта. Правда, для мастеров интерьера больше значил пример Палладио, его идеи переработки для нужд жилой архитектуры образцов римских терм и храмов. И английское палладианство стало вдохновляющим примером для мастеров многих стран.

Роберт Адам (интерьеры Нортумберленд-хауса, Музей Виктории и Альберта в Лондоне, гостиная Острелли-парк и Музыкальный салон Хэрвуд-хауса) блестяще демонстрирует весь репертуар неоклассических форм, оперируя ими с поражающей легкостью. Тут и коринфские пилястры с орнаментами (бронзовыми накладками), и большие зеркала в изящном обрамлении, и живописные панно над дверями.

Неоклассицистический интерьер в Англии был более многокрасочным, чем во Франции, поражал обилием деталей и тонкостью их прорисовки. Из римского путешествия Адам вынес оригинальные выводы, и потом довольно свободно смешивал этрусские мотивы — с барочными, а греческие — с римскими. Он вдохновлялся термами и виллами Палладио, удерживаясь на грани эклектики, добивался результативного смешения самых разных примеров и образцов, с легкостью сочетал несочетаемое, группировал крупные формы, например колонны из искусственного мрамора, с золочеными капителями и статуями над ними и «затягивал» плоские поверхности однообразным плотным орнаментом.

Для многих английских помещений (кроме библиотек), в том числе созданных Адамом, характерна некоторая «пустынность», т. е. они не заполнялись мебелью столь же обильно, как было принято во Франции. Современники почитали Роберта Адама как большого знатока древностей.

Его знания весьма пригодились ему, когда совместно с братом Джеймсом он развернул активную строительную деятельность, о которой можно судить по сохранившимся постройкам и альбому «Роберт и Джеймс Адам. Архитектурные творения» (1773-1779 гг.). Суммирование разных образов, в конечном счете, создавало впечатление разнообразия в единстве, что так важно для всякого стиля, в частности названного стилем Адама. Увлечение расписными античными вазами и резными камнями, богатые коллекции которых собрали англичане, привело к мысли использовать стиль ваз и камей (его также именовали этрусским стилем) при декорировании парадных помещений.

Братья Адамы полагали, что эта идея принадлежит им, и гордились ею чрезвычайно. Одновременно с ними работал У. Чеймберс, немного ранее — У. Кент.

Например, прекрасно образованный У. Чеймберс после приезда в Англию стал получать заказы от богатых и высокородных особ. При декорировании интерьеров он сочетал в своем стиле французскую и итальянскую манеры. Было время, преимущественно до 1780-х гг., когда именно по братьям Адамам, Чеймберсу и Кенту судили о достоинствах английского жилища.

Однако время шло, вкусы менялись, и изыски этих мастеров начали порицать. Именно поэтому смог восторжествовать следующий этап развития декора интерьера, представленный творчеством Генри Холланда и Джеймса Уайетта. Холланд принял участие в реконструкции лондонской резиденции принца Уэльского Карлтон-хаус (ныне об этом можно судить только по воспоминаниям современников и ряду сохранившихся акварелей).

Уайетт, пройдя увлечение Италией, увлекся реставрацией и достройкой соборов. Зодчий легко комбинировал стили разных стран и периодов, будь то готический или мавританский стиль, индийская готика, китайский либо персидский стиль и т. п. Он работал в разных уголках страны, легко меняя свой стиль, которого, возможно, и не было.

Собственно, этот мастер жил в царстве воображения и владел особым талантом создавать ощущение театрализации пустынных пространств.