Модерн

Развитие параболических форм

Развитие параболических форм
Оценить статью

454Дальнейшее развитие параболические формы получили в интерьерах школы монастыря Св. Терезии (1888-1889 гг.), где освещаемые боковым светом белые параболические аркады коридора первого этажа создают эффект светящихся, рафинированных по пластике линий. Их музыкальный ритм является главной образной темой этого необычного для творчества Гауди интерьера (монохромность, однотипность архитектурных форм, отсутствие декоративных деталей). Поиски Гауди новых форм всегда сочетались с осмыслением их конструктивного значения в каждой конкретной постройке. Методом проектной работы было не традиционное техническое черчение (планы, разрезы, перспективы, детали), а макетирование, моделирование, даже ваяние конструкций в довольно крупном масштабе и их испытание на прочность.

Модель опор и сводов крипты колонии Гуэля, например, испытывалась мешочками с дробью, вес которых был пропорционален рассчитанной нагрузке. Интерьер этой крипты (1898-1917 гг.) представляет одну из самых экстремальных реализаций принципа архитектуры-скульптуры.

В нем все нерегулярно — асимметричный косоугольный план, наклонные, будто бы падающие базальтовые колонны разной формы, установленные не по четкой разбивочной сетке, а почти произвольно, кирпичные нервюры, опирающиеся на смещенные с оси колонн капители и имеющие различные углы наклона. Сочетание конструктивного и декоративного начал в архитектурном формообразовании просматривается почти во всех постройках Гауди, причем декоративное начало всегда более заметно. В доме Хусепе Батло (1904-1906 гг.) полихромная крыша напоминает изогнутую чешуйчатую спину дракона, балконы — карнавальные маски, окна второго этажа на фасадах и в интерьерах ассоциируются с гигантскими бабочками, лестничное пространство — с таинственной пещерой, двери — с пчелиными сотами.

В интерьерах стены плав^ но переходят в потолок, совпадая с ним по цвету и фактуре. Все архитектурные членения скруглены, традиционные архитектурные плоскости получают почти произвольную трехмерную пластику.

В систему этой рукотворной пластики входит вся отделка и оборудование (цоколи, плинтуса, дверные проемы, встроенные шкафы, лестница, ниша с зоной отдыха у камина, напоминающая грот). Еще большей пластикой архитектурных форм характеризуется расположенный на противоположной стороне улицы большой жилой дом Мила (1906-1910 гг.), прозванный Ла Педрера (каменоломня). Этот дом часто называют и самой крупной абстрактной скульптурой, так как его каменные фасады вовлечены в волнообразное движение стен и балконов, разное по пластике на отдельных этажах.

Текучей пластике камня противопоставлены ажурный кованый металл ограждений и застекленные участки пола балконов, а на эксплуатируемых крышах каминные трубы и вентиляционные дефлекторы образуют лес фантастических скульптур, связанных дорожками, площадками и лестницами. Все квартиры дома Мила группируются вокруг двух внутренних дворов, опоясанных поэтажными застекленными галереями.

Уникальность планировки заключается в том, что в квартирах и рекреационных пространствах почти нет прямых углов. Все комнаты отличаются размерами и конфигурацией при полном отсутствии какой-либо структурной закономерности в прорисовке планов.

Кроме того, предусмотрена возможность перепланировок квартир, так как их внутренние стены не являются несущими. Техническими новшествами для того времени было устройство мусоропроводов и подземного гаража. Интерьеры многих построек Гауди имеют как бы внестилевой характер, так как их основой обычно являются индивидуальные эстетические фантазии автора.

Часто в них отсутствуют даже черты, характерные для модерна. Вместе с тем почерк архитектора всегда остро индивидуален и узнаваем, а его отличительными особенностями являются программное разнообразие форм, их взаимопроникновение, скульптурность, биоморфность, символичность, полихромия и полиматериальность.