Рококо

Апартаменты в парижском отеле Субиз

Апартаменты в парижском отеле Субиз
Оценить статью

hotel_soubise_01Обогрев помещений осуществлялся не только за счет огня каминов, но и, чаще, при помощи системы труб, пролагаемых в стенах. Обилие зеркал усложняло восприятие реальной среды. Полы в центральных залах могли быть мраморными, в других помещениях устилаться паркетом, а в простых жилых комнатах — лакированными досками. Пристрастие к овальным очертаниям приводило к тому, что арочные завершения оконных проемов были невысокими, и их повторяли такие же завершения дверей и рам зеркал.

Колорит росписей был выдержан в нескольких тональностях. Нередко использовалась позолота резьбы, сочетавшаяся с белым и лазурным цветами, арабески орнаментов писались на золотом или белом фоне.

Появлялась возможность больше разнообразить колористическую гамму, которая могла бы показаться пестрой, если бы краски не были несколько приглушены по яркости. Обильная резьба скорее следовала претворению в объем мотивов росписей, чем исходила из традиций барокко.

В рокайльном интерьере изображения, сплетенные, как растения, между собой, образуют усложненное семантическое поле. Кривые арабески в форме букв Б и С переходят друг в друга. Идет бесконечное, как отражение огня свечей в зеркалах, умножение образов.

Переплетены между собой мотивы сфинксов, масок, драконов, розеток, пальметт, цветов, раковин, рогов изобилия, лент, птиц, путти, корзинок. Если учесть чашеподобную вогнутость потолка в большинстве овальных или круглых залов, то покажется, что все эти образы сыпятся сверху на присутствующих, как из рога изобилия.

Апартаменты в парижском отеле Субиз (1736-1739 гг.) стали наилучшей моделью для подобных творческих замыслов и упражнений. Отель спроектировал архитектор Жермен Боффран. Над оформлением работали художники Буше, Натуар и Ванлоо.

Шарль-Жозеф Натуар принял участие в создании декораций знаменитого Зала принцессы. В его центральной части помещены живописные сцены из истории Психеи. Основой сюжета послужила очаровательная повесть-аллегория Жана де Лафонтена о Купидоне и страннице-душе, скрывавшая в себе тайный смысл в духе закрытого Общества Святых даров, членом которого был Лафонтен.

Речь шла о прикосновении Психеи через любовь к вечной тайне мира, о неспособности ее сохранить и потере света. Иначе говоря, ставился вопрос о противопоставлении гармонии и хаоса, в чем и заключался глубокий смысл программы декорирования зала. Концепция «гармония и хаос» прослеживается в росписях и других залов отеля.

В Салоне принца вместо живописных композиций широко использовались скульптурные. В 1742 г. Ж.-А. Габриэль участвует в перестройке Версаля.

Король предложил ему несколько сгладить эффект барочности в тех частях дворца, которые были возведены Лево, Мансаром и Лебреном (от их работ остались только Зеркальная галерея, Зал войны, Зал мира и Спальня короля). Габриэль создал на месте северной Лестницы послов новый корпус, который прикрыл вид на церковь (аналогичное крыло напротив возвел архитектор Луи Филипп), а кроме того, построил театр. Апартаменты Людовика XV архитектор поместил на месте комнат Людовика XIV. Их убранством занимался Робер де Котт, а живопись на стенах создана Вербеной и Руссо.

Среди декораторов того времени были известны Жан I Верен и Клод III Одран, которые развивали традиции Лебрена. Они не только использовали наследие барокко, но и обращались к орнаментам росписей Рафаэля, а также школ Фонтенбло.

По их эскизам изготавливали великолепные шпалеры. И хотя в помещениях рококо шпалер стало меньше, чем во времена барокко, все же для французского интерьера XVIII в. они были важным элементом убранства. К середине столетия лучшими шпалерами считались те, которые были исполнены по эскизам Ж.-Б. Удри и Ф. Буше.

В стиле рококо изготавливали также различные ткани и кружева. Наконец, Жан-Батист-Мишель Папильон наладил широкое производство бумажных обоев.

Он взял за основу деревянный блок-штамп (14 х 18 см) для печати по ленте бумаги вручную. Кроме того, получили распространение из-за своей дешевизны нарисованные бумажные обои.