Стили от древности до современности

Древность

Древность
Оценить статью

1Архитектуру можно «читать», используя лингвистический код, употребляемый для обозначения стиля и подчиненный определенным «грамматическим» и «синтаксическим» правилам. Следуя этому методу прочтения, можно утверждать, что античная Греция «говорила» на ионическом, дорическом и коринфском языках. Средневековье выражалось в стиле романском и готическом (термины, если соблюдать историческую последовательность, появившиеся на следующем этапе градостроительства).

В эпоху Возрождения архитекторов вдохновляли идеалы классицизма, а Чинквеченто приняло маньеризм как самый распространенный в Европе язык, явившийся прелюдией к изощренности барокко, распространившегося до колоний Нового Света. XVII в., особенно во Франции, «говорил» на языке рококо до тех пор, пока архитектурный словарь не начал обнаруживать тяготения к красоте, гармонии и равновесию — терминам, которые сегодня мы определяем как неоклассицизм.

В XX в., между историзмом и модернизмом, утвердилась, также и за океаном, идея стиля как условности: так родилась эклектика, обращенная к воссозданию и смешению различных архитектурных языков. Именно отсутствие стиля как такового, лишая содержания историческую ценность лингвистического кода архитектуры, подготовило пути для рационализма и художественных экспериментов авангардизма. В ходе XX в. и в течение первых лет нового тысячелетия панорама мировой архитектуры действительно обогащается разнообразным множеством тенденций, которые в большинстве своем не укладываются в рамки точных стилистических определений.

Под древностью подразумевается период, охватывающий эпоху от первых письменных свидетельств о Средиземноморском бассейне до крушения Римской империи. Если исключить гегемонию греко-римской архитектуры, древность характеризуется различными системами (от дельты Нила до Персидского залива), которые обозначили не только множественность форм выражения, но также связи между различными архитектурными языками и их взаимопроникновение. Общим знаменателем остается возможность посредством архитектуры рационально воздействовать на пространство, а следовательно, и мир, роль человека в котором — умение творить, главная характеристика, определяющая божество.

Египет

«Точный расчет — входная дверь, путь к познанию всего». Это цитата из древнего египетского документа, являющегося едва ли не первым гимном «числу» и рационализму, ключом к пониманию «секрета» всеобщей гармонии. Стилистические позиции Древнего Египта диктовались не чистыми эстетическими критериями, а желанием придать конкретные образы точным теологическим позициям. Геометрические и пространственные принципы были главными как в организации простых деревень, так и в планиметрии храмовых и погребальных комплексов. С этих позиций египтяне обозначали и архитектурный план, и фундамент храма, и литургический канон. Существовала идентичность священной функции храма и его формы. Например, Рамессеум Рамсеса II в Луксоре (1290-1223 гг. до н. э. XIX династия) задумывался с учетом ориентации лучей солнца таким образом, чтобы они на рассвете освещали культовую статую. Система освещения в Карнаке позволяла попадать солнечным лучам в гипостильный зал, подобный микрокосмосу, с папирусообразными колоннами, поддерживающими «небеса-потолок». Тенденция соперничества с великими сооружениями Вселенной еще более подчеркивается специально декорированными под звездное небо потолками.

Декор

Важным элементом египетской архитектуры является колонна, типологии которой различны: пальмовидная — «листья» расширяются к вершине колонны до уровня капители, лотосовидная — чашеобразные «лепестки» закрыты внутрь. Присутствие в гипостильных залах папируса, произрастающего на берегах Нила, определяло связь с «водным символизмом». Рядом с этим центральным, почти скульптурным элементом развивается вся система стенного декора, вдохновленного природой, повторяющего и интерпретирующего мотивы папируса или священных кобр. Нередко встречаются стенные росписи и рельефы, отражающие картины каждодневной жизни или сцены религиозного характера. На геральдических фризах пилястр встречаются также изображения лотоса.

Месопотамия

Месопотамская цивилизация оказала влияние на другие народности Ближнего Востока не только благодаря астрологическим и астрономическим познаниям, часто применяемым и в архитектуре, но также благодаря созданию декоративного словаря, позже полностью унаследованного персидской культурой Ахеменидов (550-331 гг. до н. э.). Архитектура Месопотамии развивалась в течение почти 4 тысяч лет: с 4 тысячелетия (шумеры и аккады) до ассиро-вавилонского расцвета (с XII по VI в. до н.э.), когда завоевания Александра Великого (Македонского) положили конец древней империи. Скудость дошедших до нас архитектурных свидетельств лишает нас возможности составить полное представление о конструктивном мире шумеров, аккадов и касситов. Более точные сведения относятся ко второй фазе истории региона. Археологические исследования открыли для нас такие города, как Кхорсабад, расположенный на северо-западе от внушительной громады дворца Саргона II (721-705 гг. до н. э.). Характерными для ассирийской архитектуры являются монументальные фигуры lamassu -духов-благодетелей с телом быка, человеческой головой и орлиными крыльями. Они помещались как стражи у городских ворот или при входе в тронный зал, что следует архитектурной схеме, общей и для других городов.

Декор

Немногочисленны и дошедшие до нас фрагменты живописного декора древнего вавилонского дворца Мари. Декоративной характеристикой более поздних культур является рельеф на глазурованных кирпичах. Залы дворцов Нимруда, Нинивеха и Кхорсабада были декорированы каменными рельефами, повествующими о жизни суверена или изображающими священные ритуалы. Архитектурные декоративные мотивы — цветы лотоса или розетки.

Ахемениды

Конструктивные и декоративные типологии архитектуры, развившейся при правлении династии Ахеменидов, в большинстве своем были взяты из месопотамской культуры. Несмотря на то что пространства очень правильно спланированы -почти всегда прямоугольной формы, как и ассиро-вавилонские, -они не организованы вокруг внутреннего двора. Однако представлено множество гипостильных залов. Эти площади зачастую принимают на себя роль центрального ядра внутреннего плана. Декоративный подход аналогичен месопотамскому, начиная от использования глазурованных плиток до рельефов. Бесценные образцы ахеменидских орнаментов находятся в Персеполе (мотивы розетки и зубчатого треугольного ступенчатого орнамента). Отличие заключается в двойственной типологии колонн: как правило, капители представляли собой изображение двух животных (львов, быков или грифонов) или украшались серией волют.

Крит и Микены

Критская (или минойская)и микенская цивилизации обычно отождествляются с явлением, предшествующим тому, что историки называют «греческим чудом». Однако с архитектурной точки зрения трудно найти два мира, столь отличающиеся друг от друга. Факт, что критская цивилизация зародилась как островная, а микенская — континентальная, определил различия в подходе к решению пространства. Такие крепости, как Микены или Тиринто, являются не только частью оборонительной стены, но и следуют орографии земель, политический центр которых расположен в самой высокой и защищенной зоне.

Критская дворцовая культура развивалась без разделения внутреннего и внешнего пространств поселения.

Последние археологические исследования показали, что минойские дворцы строились там, где раньше находились поселения, система дорог которых была организована вокруг площади, где позже размещался большой внутренний двор дворца. В первом случае — закрытая система, во втором — открытая: дробность урбанистического микенского пространства, обретающего различные формы и функции в зависимости от ситуации и архитектонического местоположения, что отвечает уменьшению главного проекта самого дворца, следующего моделям месопотамского типа. Декоративные мотивы критского и микенского искусств близки друг другу. Связь культур обусловлена использованием схожих архитектурных типологий — сужающаяся внизу колонна и типично средиземноморская предрасположенность к яркому колориту.