Стили от древности до современности

Международный стиль

Международный стиль
Оценить статью

23После Второй мировой войны модернизм в разном обличье доминировал в архитектуре. Параллельно набирали силу идеи переосмысления основ зодчества, которые в 60-е гг. положили начало различным новым течениям.

История одного названия

Понятие «Международный стиль» (Интернациональный) в первое время обозначал «современную» европейскую архитектуру периода 1922-1932 гг. Этот термин был точно определен историком Генри-Расселом Хичкоком и архитектором Филипом Джонсоном в известной книге «Международный стиль. Архитектура, начиная с 1922 г.».

Она была издана по случаю нью-йоркской выставки современной архитектуры, организованной в 1932 г. тем же Джонсоном, бывшим тогда директором Музея современного искусства. В ней излагались основные стилистические принципы, превалирующие в произведениях того периода: архитектура как объем; последовательность и ясность проекта; неприятие любых форм декора. Эти эстетические каноны тут же стали всеобщими, и понятие «Международный стиль», считавшееся соразмерным с глобальными масштабами рационализма, позже распространилось также на архитектурные поиски послевоенного периода. До конца 60-х гг. именно оно, являясь во множестве вариантов, определило официальный язык архитектуры — от Японии до США, от Швеции до Австралии.

Наследие мастеров

Эпохальный взлет, отметивший годы после Второй мировой войны, не сказался на смене поколений. Те же архитекторы, что вознесли архитектуру рационализма в период после Первой мировой войны, участвовали в ее подъеме по окончании Второй мировой войны. Ле Корбюзье принял французское гражданство и снискал расположение милитаристского режима маршала Петена, тогда как многие архитекторы, среди которых немцы Гропиус и Мис ван дер Роэ, венгр Брёйер, австриец Нойтра, во времена нацизма эмигрировали в США. Они и заложили основы архитектурного языка будущего. Все выдающиеся архитекторы этого поколения продолжали работать до середины 60-х гг., а Международный стиль превратился в подобие культурной диктатуры, от которой некоторые из упомянутых архитекторов старались держаться на расстоянии.

Вариации на тему: брутализм

Работы Ле Корбюзье считаются открытием новой поэтики бетона: брутализма. Термин появился в Англии в 1954 г. в применении к проектам швейцарского архитектора, положившего начало этому стилистическому течению, стремящемуся к подчеркнутой обнаженности железобетонных конструкций (от фр. beton brut). Его предшественники могли склоняться к «современному классицизму» Перре, но Ле Корбюзье обновил традиции, переосмыслив именно ту экспрессию, которую не принимал рационализм. Это направление обрело последователей: от Италии до Англии, от США до Латинской Америки, где блистало имя бразильца Оскара Нимейера, успешно работавшего также в Италии, Франции и Алжире.

Архитектурные проекты метаболизм

Колыбель «метаболизма» — Япония. Благодаря проектам Кендзо Тангэ, работавшего в мастерской Кунио Маекавы (1905-1986), который в свою очередь сотрудничал с Ле Корбюзье, идеи швейцарского мастера захватили и Страну Восходящего солнца. Тенденция оставлять на виду железобетонные конструкции сопровождалась переосмыслением соотношений общественного и частного пространств, которое привело к уменьшению последнего до высокотехнологичных «капсул», заменяемых в случае износа или по другим причинам, как это происходит в процессе метаболизма. Подобная дробность пространства привела к возникновению гипотезы составных мегаструктур, архитектурные проекты которых приобрели почти «биологическую» форму. Движение метаболизма, не достигнув ожидаемых результатов, распалось после Международной выставки в Осаке 1970 г.

Европейцы в США

Работы Людвига Мис ван дер Роэ никогда не подпадали под теоретические тезисы «современного» движения. Немецкий архитектор, эмигрировавший в США в 1938 г. после тщетной попытки сотрудничества с нацистским режимом, обнаружил неограниченные возможности на новой родине и органично влился в американское общество, требования и прерогативы которого соответствовали его собственным художественным стремлениям. Спустя 20 лет после первых набросков небоскребов Мис вандер Роэ наконец реализовал некоторые проекты зданий — прозрачных, будто сделанных из горного хрусталя. Среди них — Сигрем-билдинг (1956), созданный в сотрудничестве с Филипом Джонсоном и ставший одним из первых небоскребов «нового поколения». Не склонный к компромиссам Мис ван дер Роэ считается «путеводной звездой» рационализма. За ним следует такой видный архитектор, как Эро Сааринен (1910-1961), финн по происхождению, переехавший в США вслед за своим отцом Элиэлем (1873-1950). Они совместно работали над проектом зданий «Дженерал моторе», частично навеянных Иллинойским институтом технологии в Чикаго, спроектированным в 1946 г. Мисом ван дер Роэ.

Гропиус и группа ТАС

Гропиус покинул нацистскую Германию, сохраняя надежду на возвращение. Сначала он эмигрировал в Англию, а в 1937 г. окончательно обосновался в Америке, где параллельно с академической деятельностью создал в 1945 г. группу ТАС (The Architects Collaborative) из восьми молодых архитекторов. На лекциях Гропиуса выросло новое поколение архитекторов, которые, избрав различные пути, отошли от позиций маэстро. Среди них — Йонг Минг Пей и Марсель Брёйер (1902-1981), стремившийся к восстановлению «регионального» архитектурного языка, используя местные материалы — дерево и камень.

Нерви, Понти и итальянские архитекторы

Итальянские архитекторы также обращались к опыту Миса ван дер Роэ, и их проекты полностью вписываются в Международный стиль. Впрочем, традиции рационализма в Италии прослеживаются и в работах Терраньи, Фиджини, Либеры и других архитекторов «Группы 7» (основанной в 1926 г., распавшейся в 1931 г. и трансформированной в движение MIAR, Movimento Italiano per IArchitettura Razionale, позже уничтоженное фашизмом). В проекте ангаров военно-воздушных сил в Орбетелло (разрушены) Пьер Луиджи Нерви (1891-1979) использовал систему покрытия из диагональных балок. Его исследования способствовали развитию итальянского рационализма, который в 50-е гг. принес свои лучшие результаты: от Дворца ЮНЕСКО в Париже и Дворца спорта в Риме (совместно с Аннибале Вителлоцци) до небоскреба «Пирелли» в Милане.

Кризис стиля

Уже в 1930-е гг. Алвар Аалто и Фрэнк Ллойд Райт выражали сильную обеспокоенность в связи с обеднением архитектурного языка. Можно сказать, что к концу 1960-х гг. процесс пересмотра взглядов был завершен, и многие архитекторы уже избрали новые пути. Например, в середине 50-х гг. в Италии появилось течение неолиберти. Такие архитекторы, как Гуидо Канелла, ГаэАуленти и другие, использовали в своих проектах этого периода очевидные исторические цитаты, почерпнутые не только в стиле либерти, но исходящие также из истории местной архитектуры. Отсюда родился «регионализм» Игнацио Гарделлы и «Студии BBPR» (по инициалам архитекторов Банфи, Барбиано ди Бельджойозо, Перессутти, Роджерса), целью которых было визуально возродить историческую архитектуру в рамках рационалистического языка.

Американец Луис Кан (1901-1974), эмигрировавший в 1905 г. из Эстонии, также строил теории «обращения к историческим ценностям», переосмысленным в свете современных технологий. Свой радикальный пересмотр Кан начал с позиций рационализма, обновленного и обретшего ценность брутализма, а закончил формированием собственного стиля в рамках перевернутой формулы «форма следует функции», заявляя, что «функция вызывает в памяти форму».

Каким бы ни был оригинальным не был сам стиль того или иного архитектора обязательным элементов всегда должна быть некая изюминка архитектурного строения. На сегодня такими полезными и нужными элементами можно назвать лестницы и перила. Качество данных архитектурных решений подобрать совсем не просто несмотря на кажущуюся простоту самих перил и тех же лестниц (данных форм), но если их проектирует специалист с опытом, стажем и фантазией  то поверте Вам будет чем удивить окружающих.