Стили от древности до современности

Современная архитектура

Современная архитектура
4, 1 голос.

24В конце 1960-х гг. западноевропейское общество было вовлечено в глубокие кризисные изменения, обозначенные бурными студенческими протестами, которые из американских университетов очень быстро перекинулись и в европейские.

Кризис утвердил и завершение первой стадии индустриализации, охватившей в ходе 90-х гг. США и ведущие европейские страны и оказавшей решающее влияние на архитектуру. Испытания типовой строительной продукции или поиск решений, способных снять любые проблемы посредством так называемых стандартов, продемонстрировали свою ограниченность и привели к кризису стилистической системы в целом. Единственное, что начало обращать на себя существенное внимание, творчество, которое трудно ограничить какой-либо, даже самой сложной, «формулой». В 1970-е гг. во всем мире приобрели широкий размах дискуссии, затрагивающие проблемы социальной и культурной роли архитектора. Выявилась необходимость радикального пересмотра структурных систем и подходов к методам проектирования, от которых ждали соответствия потребностям общества, которое уже определялось как «постиндустриальное». В период 70-90-х гг. и вплоть до порога нового тысячелетия получили развитие многообразные стилистические языки, выразителями которых стали новые поколения архитекторов, вышедших на международную арену.

Постмодернизм

Постмодернизм, сформировавшийся около 1975 г. и просуществовавший до конца 1980-х, отдалился от строгих схем рационализма, восстанавливая исторические связи с формой. Часто эти эксперименты носили ироничный оттенок, доказывая, что конструирование не исключает компонента игры.

Истоки

Термин «постмодернизм», впервые примененный к архитектуре в 1975 г. теоретиком Чарльзом Дженксом и архитектором Робертом А. Стерном, раньше встречался в литературной критике и обозначал в том числе и возвращение словам и понятиям их прежнего значения.

Отдаленные предпосылки этого архитектурного стиля отмечались в традиционализме 1920-х гг. Тем не менее известно, что возобновление местных языков (или во всяком случае соответствующих исторической установке), сочетаемое с технологиями и современной конструктивной логикой, стало требованием, которое ощущалось в Италии уже в 1950-х гг., а немного позже — в США.

Главные герои

Первым теоретиком, заявившем о постмодернизме, был американец Роберт Вентури, автор аналитической статьи о многообразии и противоречиях современной архитектуры (1962).

У истоков постмодернизма, задавая направление, стоял также Филип Джонсон, архитектор широких взглядов, который работал над осуществлением проекта Сигрэм-билдинг, ставшего образцом чистого интернационального стиля. Эти тенденции стали очевидными в таких его работах 60-х гг., как церковь в Нью-Хармони, где обращение к традиционным вигвамам американских индейцев включается в контекст историзма. В конце 70-х гг. с проектом здания компании AT&T в Нью-Йорке американский архитектор создал одно из культовых сооружений в языке постмодернизма. Диалектические связи современности и истории явились настоящим новаторством, элегантно придавшим образ «ретро» небоскребу, который, вместо того чтобы представлять собою эмблему современности, стал зданием-символом истории, даже если речь идет об истории Америки, страны, которая, казалось бы, как никакая другая устремлена в будущее. Первым, кто ввел современный архитектурный язык и исторические стили (классицизм, барокко, неоклассицизм), хотя это и носило провокационный характер, был Чарльз Мур (1925-1995). В знаменитом проекте «Площадь Италии», созданном для итальянской общины Нью-Орлеана в память об исторической родине, Мур воспроизводит ностальгические памятники с эффектом китча, и именно поэтому особенно достоверно: Миланский собор в стеклянном шаре или светящаяся изнутри Пизанская башня. Дженкс писал: «Постмодернистское здание является, говоря коротко, сооружением, поддерживающим связь, по крайней мере, с двумя уровнями: другими архитекторами и с меньшинством, постигшим специфику назначения архитектуры, с одной стороны, и более широкой публикой или местными жителями, озабоченными иными проблемами (комфортом, стилем жизни), с другой стороны».

На этой двусмысленности играет поэтика постмодернизма, которая официально выражена в работе «Новейшая дорога» Ханса Холляйна (1934), представленной в 1980 г. на Биеннале в Венеции, возглавляемом итальянским архитектором Паоло Портогези. Именно Портогези, основываясь также на своих исследованиях итальянского Сейченто, вновь представил историческую ценность традиции как архитектоническую ткань для новых творений. Это позволило пойти навстречу пожеланиям исламской коммуны Рима: была возведена ставшая очень скоро знаменитой грандиозная мечеть, принадлежащая исламскому культурному центру. В том же ряду стоит многообразная по форме архитектура англичанина Джеймса Стерлинга (1926-1992), например, башня Новой городской картинной галереи и Школа музыки в Штутгарте, спроектированные как элементы единого архитектурного ансамбля.

Поэтика постмодернизма настолько эластична, что позволяет развиваться всему неожиданному. Примером может служить Хьюма-на-билдинг Майкла Грейвса (1934), который сместил свои поиски от цитирования в сторону новых открытий. Отказ от «коробки» в пользу другой формы принес положительные результаты.

Деконструктивизм

Термин «деконструктивизм» происходит от метода текстового анализа французского философа Жака Деррида, с которым сотрудничали такие архитекторы, как американец Питер Эйзенман (1932) и швейцарец Бернард Тшуми (1944). В одной из своих статей 1984 г. Деррида «переворачивает» выражение Хейдеггера destruktion («разрушение»), чтобы придать положительное значение термину «деконструктивизм»: прием, который обнажает в текстовом анализе искусственные «конструкции», нередко незаметные и тем не менее всегда подразумеваемые.

Концепции деконструктивизма (он не стал ни настоящим движением, ни стилем, поскольку в его основе лежали скорее философские, чем теоретические постулаты), развившись в середине 1980-х гг., официально вошли в историю архитектуры в 1988 г. Летом того года Филип Джонсон и Марк Уигли организовали в Музее современного искусства в Нью-Йорке выставку «Деконструктивистская архитектура», а несколькими месяцами ранее в Галерее Тейт в Лондоне проводился первый «Международный симпозиум деконструктивизма».

Предшественники

Поскольку выставка в Нью-Йорке определила 1980-е гг. как время рождения и развития деконструктивизма, определяющими «предшественниками» были признаны работы SITE Icorporated (Sculpture in the Environment) — общества, основанного в 1969 г. Джеймсом Уайнсом (1932).

Архитектор из Иллинойса дал определение деархитектуре как экспрессивному, основанному на иронии искусству, которому не чужды такие экстремальные «языки», как комикс, и таким образом поставившему под сомнение американскую железную логику консумизма. Для сети супермаркетов Best Products объединение SITE разработало здания, напоминающие руины: высокая стена периметра здания магазина в Хьюстоне — с выбоинами и провалами, а в Сакраменто каждый раз в час открытия супермаркета заметная трещина одного из углов здания раздвигается, неожиданно превращаясь во входные двери.

Главные герои

Уже нью-йоркская выставка была отмечена произведениями Фрэнка О. Гэри, Питера Эйзенмана, Бернарда Тшуми, группы венских архитекторов Himmelblau Ван-Соор и Захи Хадиа из Ирака. Деконструктивизм затронул не только идею целостности здания, но пришел к изменению самого смысла архитектуры.

Мало сохранилось и от общепринятого чувства гармонии и завершенности сооружения. Нередко оно выглядит так, будто гигантская рука скомкала то, что изначально было традиционным домом, или будто цельный жилищный комплекс был раскидан подземными толчками, да так и остался стоять вверх дном. Но любая нерегулярность реальна: если стена видится кривой — она таковой и является; если потолок неожиданно понижается, поскольку «коробка» здания, кажется, дала трещину, — так оно и есть на самом деле. Здания предстают как метафора сегодняшнего мира, подспудно содержа также критику интернационального стиля, который видел в человеке исключительно рациональное существо. Однако, как заметил Питер Эйзенман, деконструктивизм развивался между «разумом и безумием», соотносясь каким-то образом с постмодернизмом, возможно, лишь тем, что Филип Джонсон — изначальный его выразитель. Не последнюю роль здесь играло и компьютерное проектирование.

Хай-тек

Термин хай-тек (отангл. High Technology — «высокие технологии») охватывает экспериментальную архитектуру периода от конца 1970-х гг. XX в. до текущего десятилетия, использующую наиболее прогрессивные технологии. Определение стало популярным благодаря известной книге Джоан Крон и Сюзанны Слезин (High Tech, 1978), вышедшей по случаю выставки в Музее современного искусства в Нью-Йорке. Отдаленные предпосылки хай-тека можно проследить в «инженерной» архитектуре конца 1950-х гг. (подразумевается Эйфелева башня), частично в русском конструктивизме.

Главные герои

Первые стилистические проявления (Центр Помпиду или здание страховой компании Ллойд в Лондоне) высветили тенденцию превознесения поэтики механизма и его природной агрессивности. Теоретический тезис — ясность (здание, конструктивная логика которого постигается непосредственно), достигаемый же эффект более сложен. Кроме того, присутствуют элементы провокации и неожиданности: в представлении, к примеру, музея как фабрики, поскольку, как писал Жан Нувель (1945), «здание должно передавать беспокойство эпохи». Прекрасным примером служит проект Института арабского мира в Париже, южный фасад которого представляет собой безграничную стену из стекла с 240 фотоэлектронными ячейками, фильтрующими свет.

Минимализм

Термин, вошедший в употребление в середине 1960-х гг., в первую очередь применялся в литературе, кинематографе и живописи. Минимализм в архитектуре, как и в изобразительном искусстве, сокращал до минимума экспрессивные средства выражения, избегая эмоционального соучастия зрителя. Среди последователей этого направления архитекторы разных национальностей. Минимализм не отказался от опыта «современного» движения и Международного стиля. Определенное влияние оказали также «бедное» искусство, лэнд-арт и различные направления концептуального искусства: чистота форм и геометризм были беспристрастно переосмыслены в качестве одной из возможных идей совершенно новой архитектуры.

Другие направления

Многообразие художественных и культурных событий в последние три десятилетия XX в. не вписывается в простые определения, от которых зачастую дистанцируются и сами архитекторы. Приведем ниже некоторые из направлений, наиболее заметных в мировой панораме современной архитектуры.

Рационализм и архетипы

Необъятный мир переосмысленного рационализма нашел свое отражение в прославленных международных проектах: от реализованных мастерскими Чикаго, такими как Murphy/Jahn и SOM (последняя была основана в 1936 г. Луисом Скид-мором (1897-1962) и Натаниелем Оуингсом (1903-1984), к которым в 1939 г. примкнул Джон Мер-рил (1896-1975), до предвосхищающих будущее идей японца Фумихико Маки (1928) и белой ясной архитектуры Ричарда Мейера (1934).

Порой проекты ориентированы на упрощение и возврат к формам архетипа, часто связуемым воедино. Например, многоквартирный дом швейцарского архитектора Марио Ботты (1943) явился своего рода «генеральной репетицией» для последующего проекта Музея современного искусства в Сан-Франциско, где, однако, превалирует игровой элемент. Подобная тенденция проявляется и в работах Освальда Маттиаса Унгерса (1926), даже в его поисках архетипов. Использование этих форм распространяется и на такие мегаструктуры, как Большая арка Дефанс в Париже и театр Спенсер-ад-Альто в Нью-Мексико.

Органическая архитектура

Тенденция, уже встречавшаяся в концепциях метаболизма, пытается применить логику живой органики к архитектуре. Подобная идея органичности свойственна как Алвару Аалто, так и Хансу Ша-роуну.

Таких архитекторов, как Фрей Отто (1925) и Цви Хекер (1931), в последнее время вдохновляют процессы биологического роста.

Гетеротопия

Это — «иная» архитектура. Например, если посмотреть на проект группы Coop Himmelblau адвокатского офиса в Вене, определенно создается впечатление присутствия инопланетян. Тем не менее проект основан на опыте, опирающемся на высокие технологии и вторгающемся в городскую среду, подобно осколкам нереального, отличного от нашего мира.

        Экологическая архитектура

    Она скорее является не стилистическим течением, а проектным выбором, который в 1991 г. определил финн Юхан Палласмаа как «экологический функционализм». Решения, основанные на сохранении окружающей среды, независимые от языкового кода, отталкиваются от традиции или же ставят здание в природный контекст.

И самое простое, что все это подвластно нашим возможностям сегодня — творить самостоятельно. Ведь как ни крути, но самостоятельное создание экологического дома  с дальнейшим его обустройством, покупкой экологической мебели, правильной техники, как пример, те же матрасы со скидкой, всегда можно выбрать самые экологично чистые, было бы желание созидать. Превратив свой дом в лучших образец «экологического экземпляра» Вы будите довольны своими стараниями.