Эпоха возрождения

Церковь Петра и Павла в Риме

Церковь Петра и Павла в Риме
Оценить статью

vatican31508-1512 не глаз и посвященные деяниям первоапостолов римской церкви Петра и Павла ковры дополняли росписи стен и свода, еще больше уподобляя капеллу парадному дворцовому помещению, каким она и становилась в дни конклава и во время торжественных папских аудиенций. Спустя почти 20 лет ансамбль Сикстинской капеллы был завершен росписью алтарной стены, на которой Микеланджело написал знаменитый «Страшный суд» (1535-1541 гг.). Грандиозный масштаб фрески (200 кв. м.), множество обнаженных фигур (около 400), часть которых — больше человеческого роста, интенсивность напряженного колорита (бездонно голубого неба, теплых оттенков тел, яркого сияния вокруг фигуры Христа-Аполлона) делают «видение» Судного дня центром притяжения, подчиняют круговой композиции фрески, как круговороту времен, всю декорацию капеллы. С появлением на алтарной стене грозного видения Страшного суда праздничная нарядность убранства капеллы утратила былое значение.

В ее восприятии главной стала мощная сила духовного прозрения. Не случайно во время торжественной мессы в честь открытия фрески потрясенный папа Павел III Фарнезе упал перед ней на колени, моля Бога простить его грехи. Все происходящее захватывает зрителя силой внутреннего движения, которое, подобно неумолимому колесу Фортуны, поворачивается вокруг Христа как главной оси. В бесконечном пространстве холодной пустоты Вселенной обособленной жизнью живут христианские мученики и святые, которые демонстрируют орудия своих пыток и следы земных мучений, непримиримо осуждая мирские заблуждения.

Отказываясь от богатства цветовой палитры, Микеланджело не только усиливает ощущение безысходности, но и противопоставляет конец времен красоте и совершенству божественного творения, разнообразию и богатству человеческой истории, изображенных на своде и стенах. Во фреске алтарной стены нет ничего, что отвлекало бы внимание от видения вселенской катастрофы — только Космос, Божество и смятенное человечество в ожидании своей участи.

Живопись перестала быть декорацией, она не уподоблена тканому ковру или красивой картинке в иллюминированной рукописи. Ее пластический язык самодостаточен и выполняет возложенную на него задачу — передать в оптически достоверных образах духовный опыт человечества, стать выражением таких извечных понятий, как добро и зло, жизнь и смерть. К уникальным интерьерам Возрождения, созданным творческой волей гения, относится и капелла Медичи — погребальная капелла при церкви Сан-Лоренцо, выстроенная и украшенная Микеланджело между 1520-1534 гг. По архитектурным особенностям она напоминает Старую сакристию Брунеллески, на которую ориентировался Микеланджело.

Но он ввел дополнительную зону между люнетами и широким нижним ярусом, отчего основные архитектурные формы — пилястры, ниши табернакли, окна — стали более стройными. В плане капелла представляет квадрат, к одной из сторон которого примыкает прямоугольная алтарная ниша.

Все членения стен по горизонтали и вертикали подчинены триаде. Их тектоническая структура, основанная на системе ордерного соподчинения несомых и несущих элементов, выявлена цветом: пилястры, прямоугольные обрамления окон и ниш-табернаклей, карнизы, дуги люнет, круглые медальоны парусов, порталы дверных проемов сделаны из серо-зеленого песчаника, сами стены и декор фриза — из белого камня, а гробницы — из мрамора.

Помимо цвета структуру стены выявляет рельеф, выступающий вперед (пилястры, порталы, наличники, фронтоны, карнизы и пр.) или утопающий в стене (ниши, ложные окна, дверные проемы, медальоны, купольные кессоны и пр.), что придает капелле внутреннюю напряженность конфликтно взаимодействующих форм. Центрическое пространство организовано невысоким куполом на парусах.

Его высота увеличивается за счет перспективных кессонов и круглого светового фонаря, которые использованы в куполе капеллы впервые со времен Античности. Свет, льющийся из окон и светового фонаря купола, оставляет внизу рассеянный полумрак — то приглушенное освещение, которое ассоциируется со склепом.

Выразительная пластика архитектурных форм, организация освещения, наконец, особое напряжение, вызванное взаимодействием скульптуры гробниц с пространством интерьера, порождают внутреннее беспокойство, странное состояние тревоги, которое возникает при соприкосновении с вечностью. Расположенные в центральной части боковых стен, обрамленные коринфскими пилястрами большого ордера гробницы герцогов Лоренцо и Джулиано задуманы как сложная архитектурно-скульптурная композиция. В их нижней зоне, у подножия саркофагов, Микеланджело собирался разместить аллегории речных божеств.

На покатых крышках высоко поднятых саркофагов, опирающихся на антикизированной формы опоры, полулежат статуи аллегорий времен суток — Утра, Вечера, Дня и Ночи.