Эпоха возрождения

Камера дельи Спози

Камера дельи Спози
Оценить статью

BEN78449Камера дельи Спози была парадным брачным покоем, но уже в начале XVI в. в ней находилась герцогская гардеробная, в которой хранились произведения искусства. Датировка росписей варьируется от 1465 до 1474 г., так как обе эти даты встречаются в надписях во фресках — первая процарапана на одном из подоконников, а вторая упомянута как дата окончания работ в надписи на картуше над входной дверью. Небольшая угловая, почти квадратная в плане комната старого замка имеет две двери, два окна, утопленные в глубокие ниши, и камин с красивым скульптурным карнизом, по моде того времени украшенным вазоном с листьями аканта и консолями. Схожий карниз можно видеть и над прямоугольным порталом входной двери.

Структура росписи парадной опочивальни повторяет мотив садового павильона или открытой лоджии, сквозь арочные пролеты которой видны изображенные художником сцены. Следуя моде своего времени, Мантенья преобразует пространство интерьера, используя приемы живописной иллюзии и перспективные сокращения. Прежде всего, он изменяет характер архитектуры интерьера, создает принципиально иное пространство.

Сравнительно низкий свод комнаты приобретает очертания купольного свода на парусах, в центре которого Мантенья написал иллюзорное круглое окно-окулус, открытое в небо. Недостаточное освещение комнаты восполняется светлым пятном голубого неба, написанного на своде. Иллюзию круглого окулуса в своде подчеркивают фигурки путти на внешней стороне перспективно сокращающегося парапета и смотрящие вниз женщины.

Композиция росписи организована живописной архитектурой, повторяющей форму садового павильона. Написанный гризайлью свод, как бы украшенный золотой мозаикой, разбит на восемь ромбов, в которых заключены рельефные медальоны с портретами римских императоров от Юлия Цезаря до Оттона. На иллюзорных парусах свода также гризайлью на золотом фоне изображены сценки из античной мифологии, связанные с историями Орфея, Геракла, Ариона и Периандра.

Стены членятся иллюзорными арками садовой лоджии, которые опираются на пилястры, стоящие на украшенном мраморной инкрустацией цоколе. По периметру стен Мантенья написал тягу для кожаных занавесей, которые частично открыты, а частично — на восточной и южной стене — закрыты. Таким образом, наименее освещенные стены комнаты, неудобные для росписи, были скрыты под иллюзорными кожаными занавесями, расшитыми узором из золотых нитей и подбитыми голубой и красной подкладкой.

Такие лее занавеси можно видеть над окнами. На северной и западной стене, где помещены сцены из жизни мантуанского двора, занавеси отдернуты, чтобы открыть их взору зрителя. В люнетах стен, образованных полукружиями арок, Мантенья написал гирлянды из цветов и плодов, перевитые лентами, а между ними — геральдические эмблемы рода Гонзага, как было принято в оформлении парадных апартаментов и садовых павильонов в дни семейных торжеств.

Помимо геральдической риторики в парадных брачных покоях изображены две сцены из жизни двора герцога Лодовико Гонзага. На северной стене, над камином Мантенья написал портрет самого герцога, сидящего в кресле рядом с его супругой Барбарой Бранден-бургской в окружении детей и домочадцев.

Чтобы увязать росписи северной и восточной стен, Мантенья внес в групповой портрет семьи герцога элемент интриги. Подходящий к Лодовико секретарь Марсилио Андреази передает ему письмо, в котором сообщается о прибытии в Мантую недавно ставшего кардиналом второго сына герцога Франческо Гонзага. На входной стене между проемами лоджии мы видим торлсественную встречу отца с сыном-кардиналом, написанную на фоне великолепного горного пейзажа с фантастическими видами древних римских развалин.

Жизнь двора и реальные события славной истории рода Гонзага через политическую риторику сцен и античной мифологии включаются в мировое течение времени. Роспись парадных брачных покоев становится не только украшением интерьера, но и памятником владельцу — герцогу Гонзага. Если парадные залы и опочивальни были характерны и для более раннего времени, то студиоло — тайный кабинет, предназначенный для «ученого досуга» хозяина и хранения его коллекций, — является чисто ренессансным феноменом.

Появление кабинетов-студио было обязано развитию гуманизма и формированию вдохновленного им образа жизни. Образованность считалась одним из главных признаков благородства. Кабинеты для ученых занятий, хранения редкостей и коллекций произведений искусства обычно размещали рядом с опочивальней; они входили в число личных покоев, отражали вкусы и пристрастия хозяина дома.

В своем развитии студиоло проходят путь от «секретного кабинета», небольшими размерами и скромностью обстановки напоминавшего келью монаха, до кабинета для ученых занятий и хранения особо ценных предметов — книг, произведений искусства, природных и художественных редкостей.