Эпоха возрождения

Лоджия Рафаэля

Лоджия Рафаэля
Оценить статью

90Одним из примеров нового стиля живописной декорации интерьера являются знаменитые ватиканские станцы и лоджии Рафаэля. Мастеру предстояло расписать три комнаты и один зал, вместе составляющие парадные апартаменты папы Юлия II. В них размещались приемные покои, библиотека и зал для официальных приемов. Росписи ватиканских станц, выполненные Рафаэлем и художниками его мастерской между 1509-1524 гг., относятся к числу самых известных и популярных произведений мирового искусства.

В них были выработаны приемы живописной декорации парадных интерьеров, в которых нашли логическое завершение поиски ренессансных художников в создании нового живописного стиля, способного пространственно и пластически взаимодействовать с архитектурой, преобразуя ее в соответствии с заданными масштабами и задачами. Был окончательно преодолен шпалерный принцип росписи стен: их плоскость, как и координаты интерьера, преобразуется средствами перспективы и оптической иллюзии. Отдельные композиции образуют целостный живописный и образный ансамбль.

Кроме определенного стилистического единства росписи всех трех комнат парадных апартаментов Юлия II преследовали и общую цель: выразить идею духовного могущества католической церкви и авторитета ее главы — римского первосвященника. Рафаэль начал расписывать папские апартаменты со средней станцы, известной как Станца делла Сеньятура, или Комната подписей. Здесь заседал церковный трибунал, решения которого скреплялись папской подписью и печатью.

Возможно, первоначально комната предназначалась для папской библиотеки, о чем свидетельствует содержание большинства композиций свода и стен. Во фресковом цикле этой станцы раскрывалась сущность разных областей интеллектуальной деятельности человека, ведущей к познанию Божественной истины и мирового порядка, к пониманию сущности прекрасного и разумного устройства универсума.

Вторая станца, названная Станцей Гелиодора по сюжету одной из фресок, служила парадной приемной, и ее росписи были более актуальными по содержанию. Идея Божественного промысла раскрывалась в них через конкретные исторические события, воображаемым участником которых был Юлий II. Стиль этой станцы часто называют историческим. Содержание каждой из фресок восходит к конкретным историческим или библейским первоисточникам и в той или иной степени связано с деятельностью Юлия II по поддержанию мира в Италии и укреплению вселенского авторитета папства.

Изменилось не только содержание росписей, но и понимание художником живописного ансамбля. Рафаэль разыгрывал действие в своих фресках с таким расчетом, чтобы равновесие, достигнутое благодаря примирению противоборствующих сил, находилось в постоянном напряжении, порождало драматический конфликт. В «Изгнании Гелиодора из храма», в «Мессе в Больсене» и особенно в «Освобождении Св. Петра из темницы» Рафаэль показал себя блестящим колористом.

Великолепны по звучности цвета и богатству оттенков яркие костюмы швейцарской гвардии, теплый неровный свет горящих свечей, блики на золоте церковной утвари и глубокий пурпур папской накидки в «Мессе в Больсене». Свет, озаряющий тьму, — это главная тема и главное средство художественной выразительности в «Освобождении Св. Петра из темницы». Расположенная над ложным окном торцовой стены фреска стала носителем света, настолько сильно ирреальное сияние, исходящее от ангела и прорезающее предрассветную тьму.

Если первые две станцы были расписаны в основном самим Рафаэлем, то в Станце пожара и Зале Константина преобладающим было участие его учеников. В росписях этих комнат усиливается роль риторики, что низводит живопись до положения своеобразного «протокола», посредством исторических аллюзий напоминающего о злободневных политических событиях.

Нельзя не отметить свободу и изобретательность в использовании приемов, выработанных Рафаэлем. В предложенной им живописной системе все большую роль начинают играть многолюдные мизансцены, эффектные ракурсы и перспективы сложных архитектурных построений, звучная яркость цвета, чье богатство сменило тонкость и сложность колористических решений.

Возросла репрезентативная роль живописи, ее ориентация на эффектность производимого впечатления. В двух первых станцах Рафаэлю нужно было расписать свод и четыре стены с полукруглым завершением люнет, две из которых были неудобно прорезаны посередине окнами. В третьей, Станце пожара, «неудобными» были шесть дверей и окно на торцовой стене.

Нижние части стен по традиции первоначально закрыли деревянными панелями с интарсиями, которые позднее заменили имитирующей кариатиды гризайлью, написанной учеником Рафаэля Перино дель Вага.