Эпоха возрождения

Зал коллегии

Зал коллегии
Оценить статью

dvorets_dozhey-7В залах государственных органов власти — Сената, Большого Совета, Зала для голосования — получает развитие схема, выработанная в Зале Коллегии. Это все более усложняющаяся конструкция деревянного нависного потолка с включенными в нее живописными панно риторического, исторического и аллегорического содержания, лепной или деревянный фриз, большие живописные композиции на стенах, связанные с деятельностью какого-либо дожа или событиями из жизни Венецианской республики, наконец, деревянная обшивка нижней части стен на уровне мест для сиденья. Пол во всех помещениях Дворца дожей сделан из каменной с добавлением мрамора крошки — прочного и красивого покрытия, характерного для домов венецианской знати. Важнейшие государственные вопросы конституционного характера решались в Зале Большого Совета.

Работы по восстановлению интерьера зала после пожара 1577 г. начались весной 1578 г. и продолжались 16 лет под руководством Антонио да Понте. Был сделан новый плафон, украшенный живописью, на стенах разместили большие живописные панно на темы истории Венеции.

Нижние части стен были забраны в деревянную обшивку с пилястрами, а по периметру зала установлены скамьи для сидения. Трибуна дожа и членов его Совета заняла центральную часть торцовой стены, возвышаясь над уровнем пола.

Структура плафона Зала Большого Совета и его резные золоченые рамы были выполнены Кристофором Сорте в 1578-1584 гг. Плафон состоит из 35 живописных композиций в обрамлении выразительных декоративных рам, не разрушающих плоскость потолка. В большой овальной композиции над трибуной дожа Веронезе написал «Триумф Венеции». Иллюзорная архитектура величественного колонного портика, разделенного на три уровня, играет роль центра композиции.

На небесном троне в окружении богов Олимпа, воплощающих процветание и мощь государства, восседает царица Адриатики — Венеция. На балконе изображены представители венецианского патрициата как основа государства, а под ним — народ и воины как опора и фундамент власти.

Центр плафона занимает аллегория Тинторетто «Венеция в окружении морских богов передает оливковую ветвь дожу Никколо да Понте». На ней стоит дож в окружении членов Совета и государственных мужей с положенными к их ногам символами военных побед Венеции — знаменами, трофеями, богатыми иноземными дарами.

Структура плафона повторяет схему, уже опробованную в других залах. Вдоль его центральной оси расположены большие композиции в прямоугольных, овальных и круглых обрамлениях.

По краям плафона им соответствуют меньшие по размерам живописные панно, заключенные в полукружия и усеченные прямоугольники. Золоченые рамы со скульптурным рельефом играют важную роль в создании общего впечатления великолепия и сдержанной роскоши убранства. Узкий фриз, структурно связанный с плафоном, составляют 76 портретов дожей, которые выполнены Тинторетто и его учениками.

Простые тонкие рамы, обрамляющие живопись на стенах, делают ее похожей на тканые ковры. Огромное живописное панно Тинторетто «Рай», написанное в 1588-1594 гг., служит впечатляющим фоном для трибуны и мощной доминантой всего декоративного и образного ансамбля зала. Написанный маслом на холсте «Рай» является одним из самых больших произведений такого рода и занимает около 500 кв. м. Стремясь увязать свою композицию с огромным пространством зала, другими живописными панно на плафоне и стенах, Тинторетто постарался с помощью перспективной иллюзии уподобить пространство панно бесконечному и подвижном Космосу.

Средоточием общего концентрического движения, которым охвачены массы святых, блаженных и праведных душ, являются фигуры Христа и Марии. Они окружены золотом небесного сияния, потоки которого, спускаясь вниз, озаряют своим светом трон дожа, как если бы сам Святой дух нисходит на главу венецианского государства.

Для того чтобы такая большая композиция не распалась на отдельные группы, Тинторетто объединяет ее общим теплым колоритом и вибрацией света, бликами играющего на одеждах, лицах и нимбах святых. Именно свет все объединяет и все преобразует, он свободно проникает вглубь пространства, уходя в бесконечность и пронизывая все фигуры.