Период эклектики

Тяга к роскоши

Тяга к роскоши
Оценить статью

eklektika_4Эклектика с ее рисованной стилизацией внешней формы, оформительскими эффектами не затрагивала устоев подлинного формообразования, конструктивной и функциональной основы стиля, которая начала самым неожиданным образом меняться вслед за вычурными вкусами публики. В какой-то степени в этом проявилась и претензия мастеров эклектики, стремившихся из формальных элементов старых стилей сформировать сверхстиль, хотя все их подходы не позволяли этого сделать. Достижения эпохи бидермайера, связанные с комфортабельностью, ясностью, гармонией форм и простотой, были утрачены в погоне за внешней тягой к роскоши. Но главным и самым мощным двигателем эклектики все-таки было расширение механизированного производства и появление большого спроса на любую продукцию, в том числе мебельную, во всех слоях общества.

Вот это-то расширение спроса и предложения и привело к появлению новых характерных черт, таких как искажение пропорций в угоду комфортности (причем чрезвычайно сомнительной, связанной не с функциональностью или эргономическими параметрами, а со специфическими требованиями). В результате формы изделий искажались, мебель становилась странной и чаще всего неэстетичной. Так, были распространены очень низкие ножки кресел и диванов, снабженные маленькими колесами на шарнирах.

Мебельные мастера эклектики делали, очень глубокие сиденья стульев и кресел, любили пышную простежку ярких темных тканей с пуговицами и изогнутые формы, покрывали обивку мягкой мебели толстыми ковровыми покрышками — гладкими, с ковровым рисунком или каймой. Точенки самых разных форм, от простых до весьма сложных и вычурных, украшали все предметы мебели.

Излюбленной была тема балюстрады, от маленькой до крупных балясин. Витиеватые ручки, разнообразные стекла и зеркала, обилие полок и полочек самых прихотливых и замысловатых конфигураций оснащали практически весь мебельный ряд. Накладными и резными украшениями в виде орнаментов всех времен и народов украшали все и вся, желая декорировать даже самые простые функциональные предметы.

Усложненные формы, бесчисленные филенки разнообразных конфигураций, грандиозные карнизы и фронтоны шкафов, огромные многоступенчатые цоколи отличали крупные, мощные, масштабные предметы мебели эклектики. Даже маленькие предметы, которых было несметное количество, оказывались фундаментальными.

Их делали достаточно добротными и прочными, так как продолжала бытовать идея, что мебель создается на века или хотя бы на очень длительный срок службы. Эти столярные конструкции изначально предполагали ремонт и реставрацию. В русле неоготики начинают проектировать все мебельные предметы с обилием ажурных островерхих арок, с мотивами средневековых орнаментов, роз, башенок, вимпергов и т. п. При этом создаются современные по функциям и конструкции предметы, характерные для середины XIX века.

Как правило, применяли темный мореный дуб, который отвечал представлениям того времени о средневековой древности. Второе рококо, появившееся к 1850-м гг., как и все неостили, существенно отличалось от своего родоначальника. Его чертами стали соединение барочных и рокайльных форм в одном предмете, включение в декор классических растительных мотивов (листьев аканта и пальметт), а главное — симметрия.

Формы кресел повторяли рокайльные, но имели глухие подлокотники, были простеганы и оснащены пуговицами. Практически отсутствовала крашеная мебель, которую заменили полностью позолоченным каркасом.

Как правило, мебель обивали шелковыми тканями насыщенных цветов (густыми красными, зелеными, многоцветными тканями с крупным цветочным рисунком) — в отличие от пастельных, тонких по цвету обивок подлинного рококо. В изделиях второго рококо нашли применение и расписные фарфоровые плакетки с цветами и пасторальными сценами на ярко-синем фоне, которые располагали на шкафах, горках, этажерках, письменных столах и даже стульях, лучшие образцы которых были еще и изящно фанерованы розовым деревом.