Византия

Архитектура Константинополя

Архитектура Константинополя
Оценить статью

48Архитектура Константинополя эпохи императора Юстиниана I (527-565 гг.) наиболее последовательно развивает тип центрического купольного храма. Отдельные приемы решения плана и конструкции, выработанные еще в Древнем Риме, были синтезированы византийскими зодчими в стройную композиционную иерархическую систему. Главенствующее значение в этой системе принадлежало куполу, опиравшемуся на пилоны, связанные арками. В микрокосме храма купол символизировал небесный свод и поэтому должен был зрительно выглядеть легким, а подкупольное пространство — обширным и величественным.

Одной из этапных построек в развитии центрических купольных зданий ранневизантийского периода был храм Сергия и Вакха в Константинополе (527-536 гг.). План храма имеет близкую к квадрату форму, с западной стороны располагался нартекс и атрий, а с восточной стороны — одна алтарная абсида. Главное композиционное ядро интерьера, соответствовавшее подкупольному пространству, выделялось восемью устоями и расположенными между ними колоннами, которые поддерживали галереи второго яруса вокруг центрального октогона. Диагональные (по отношению к основной композиционной оси храма) стороны этого октогона были решены в виде полукруглых экседр с конховым покрытием, а остальные — в виде прямых отрезков стен.

Колоннады в нижнем этаже соединены плоскими антаблементами, а на эмпорах — полуциркульными арками. Вся эта конструктивно жесткая ступенчатая структура, несущая 16-секторный купол, отличается богатыми пластическими качествами. Свободное и высокое подкупольное пространство, освещаемое верхним светом, резко контрастирует с тесным двухъярусным обходом.

В то же время соизмеримые с человеком колонны и мелкие членения архитектурных деталей смягчают массивность пилонов центрального октогона и способствуют масштабному объединению различных пространственных зон интерьера в единую сложную систему. Господствующая композиционная роль интерьера в храме Сергия и Вакха особенно остро ощущается по контрасту с аскетической простотой его внешнего объема, лишенного каких-либо декоративных деталей.

Принцип архитектурного формообразования «изнутри», когда внутреннее пространство определяет наружную форму здания, а масса превращается как бы «в тонкую эпидерму, в эластичный пузырь, натянутый на пространство», присущ всему византийскому зодчеству. Особенно последовательно он был проведен в главном и одновременно придворном храме Византийской империи — соборе Св. Софии в Константинополе.

Храм Софии, построенный в 532-537 гг. гениальными греческими архитекторами Анфимием из Тралл и Исидором из Милета, должен был воплотить в своем художественном образе величие имперской власти огромной державы и господствующей христианской церкви. В его создании были синтезированы композиционные приемы, использовавшиеся в выдающихся постройках Древнего Рима и христианской архитектуре.

Общую архитектурную идею Софии, по определению Н. И. Брунова, можно сформулировать как «купол Пантеона, водруженный на базилику Максенция». Храм совмещает в себе базиликальный и центрический типы, причем в основе плана лежит система базилики Максенция: прямоугольное здание (74,8 х 69,7 м) делится четырьмя свободно стоящими столбами на девять частей.

Поперечное сечение образует базиликальный разрез с двухэтажными боковыми нефами. Относительно тонкие стены Софии (1-1,5 м), прорезаемые большими арочными пролетами окон, сходными с пролетами базилики Максенция, только заполняют пространство между столбами, воспринимающими боковой распор сводов среднего нефа.

Центральная секция среднего нефа перекрыта огромным куполом (диаметр около 33 м). К этому куполу примыкают два полукупола того же диаметра, каждый из которых, в свою очередь, окружен малыми полукуполами. Введение подобной системы органично решило одновременно несколько композиционных проблем: центрально-купольная структура оказалась тесно взаимосвязана с базиликальным планом; внутреннее пространство обрело архитектурно-художественное единство, основанное на взаимной подчиненности различных его частей при абсолютном главенстве центрального купола; сводчатые конструкции объединились в жесткую взаимосвязанную систему, в которой статические усилия уравновешивают друг друга (распор купола нейтрализуется со стороны боковых нефов контрфорсами, а в продольном направлении — системой полукуполов).

По сравнению с монолитным подкупольным пространством римского Пантеона и с базиликой Максенция, где три равнозначные ячейки центрального нефа перекрыты одинаковыми крестовыми сводами, константинопольская София является качественно новым шагом в архитектурно-художественном освоении большепролетного внутреннего пространства.