Этнографические культуры

Народности Иранского нагорья

Народности Иранского нагорья
Оценить статью

6На Иранском нагорье, как и в Месопотамии, сменяли друг друга различные цивилизации. Эти территории в древние времена соответствовали Ариане («земле ариев»), которая помимо современного Иранского нагорья занимала ограниченные территории к северу от Кавказа и от озера Оссиан (сегодня — Аральское море), к западу и востоку от Тигра и Евфрата и к югу от Персидского залива и Аравийского моря.

Цивилизация Элам

Примерно к IV тыс. до н. э. на границах Иранского нагорья зародилась цивилизация Элам (или Сузи-ана), центр которой находился в городе-государстве Сузы (сегодня — Шуш), занимавшем территорию 25 га. Эламское царство, испытавшее глубокое влияние культуры шумеров, стало частью империи Аккадов в 2300 г. до н. э., но несколькими веками позже возродилось, завоевав Ур примерно в 1930 г. до н. э. Вершин своего величия государство достигло с основанием новой столицы Дур-Ун-таш (современный Чока-Занбил, район Ахваз, где и сегодня высятся величественные зиккураты) и с завоеванием Вавилона (1175 г. до н.э.).

Мидяне

Империя Мидия со столицей в Эк-батане — первое значительное политическое образование на Иранском нагорье. Мидийцы, упоминания о которых встречаются с IX в., сначала распространились на западе благодаря завоеванию новой ассирийской империи (614-612 гг. до н. э.), позже, за очень короткий период, — и в Персии благодаря поддержке нового Вавилона.

Священный город Дур-Унташ, расположенный недалеко от Сузы, знаменитый своими храмами, построенными из высушенных на солнце кирпичей, был задуман как гарантия единства царства, постоянно подвергавшегося опасности раздела.

Город был окружен тремя поясами стен, где находились многочисленные святилища. За третьей стеной должен был располагаться город с частными домами, которые так и не были построены

Урарту

Расцвет царства Урарту относится к IX в. до н. э. Урартские храмы, напоминавшие башни, оказали огромное влияние на архитектуру Ахеменидов.

Ахемениды

Персы, жившие на юге Иранского нагорья, испытали влияние мидийцев во времена Кира Великого из династии Ахеменидов. В 550 г. до н. э. он провозгласил себя царем мидян и персов. Этот период стал эпохой расцвета искусства, оставившей значительные архитектурные памятники, начиная с суровой гробницы Кира Великого (он умер в 529 г. до н. э.) и Персе-поля.

Парфяне и Сасаниды: восстановление традиций

Обширнейшее царство Ахеменидов, уничтоженное Александром Великим, реорганизовалось во времена Селевка Никатора (305-281 гг. до н. э.) и позже распалось на более мелкие государства, объединившиеся лишь при господстве парфян (247 г. до н. э. -227 г. н.э.).

Архитектурный стиль, вследствие эллинизации и насильственного контакта с Римом, приобрел ярко выраженные «западные» черты. Лишь династия Сасанидов (224-642 гг. н. э.) восстановила главные ахеменидские традиции в архитектуре грандиозных дворцов и храмов, посвященных древнему культу огня.

Гробницу Кира, высота которой достигает 10 м. Великий правитель Ахеменидов разрабатывал грандиозный урбанистический проект, опираясь на свои взгляды на власть как гарантию уважения различных национальных общностей

Персеполь

На просторной равнине, на северных оконечностях области Фарс, неподалеку от Пасаград — сердца персидской и ахеменидской культуры — Дарий Великий возвел центр империи — Персеполь. Здесь были созданы прекрасныедворцы, дающие представление о «Царе царей», позже погребенном в скальных гробницах Накш-и-Рустам.

Структура

Грандиозный комплекс Персеполя, строительство которого продолжалось немногим менее века (VI-V вв. до н. э.) и который сегодня постепенно разрушается, возводился под личным наблюдением Дария Великого. Искусственная земляная насыпь — высотой 15 м и шириной 300 м — простирается почти на полкилометра. Царь не увидел конечный результат своих деяний, которые завершил его сын Ксеркс I. Перед нею находятся Ворота Ксеркса, прямоугольные в плане с четырьмя внутренними колоннами и четырьмя каменными скамьями. Настоящие входные ворота (всего их трое) были украшены рельефными изображениями «ламассу» — мифических существ, охраняющих вход в город от злых духов.

Главный вход был обращен к западу; восточные ворота выходили к дороге, ведущей к Залу Ста колонн; южные ворота – к Ападане, гипостильному залу, предназначенному для аудиенций, увеличенному за счет двойных портиков, помещенных с трех сторон. Комплекс завершается сооружениями, в большей части использовавшимися исключительно царем и его приближенными. Трипилон — сравнительно небольшой зал, возможно, предназначенный для заседаний императорского совета и названный так, поскольку образован тремя порталами. Справа, к северу, при выходе из этого помещения, обращает на себя внимание длинная стена, которая тянется вдоль так называемой Дороги войск, завершающей структуру, которая так и не была достроена. Она предназначалась для придворного маршала, в обязанности которого входило представлять соверену визитеров.

Огромный монументальный комплекс включал в себя также и жилые здания. Два сооружения предназначались для царей: дворцы Дария и Ксеркса. Первый приподнят над уровнем земли на 2,5 м и состоит из центрального гипостильного зала, поддерживаемого двенадцатью колоннами. Вокруг расположились другие помещения, от которых сохранились внешние стены, архитравы и окна. По аналогичной схеме построен и Дворец Ксеркса, больших размеров за счет прилегающего к нему гарема. На юго-востоке находились строения, предназначавшиеся для хранения сокровищ царей и достояния империи Ахеменидов. Сердцем этого города власти был Зал Ста колонн (или Тронный зал), декорированный сценами, изображающими соверена во всем его царском величии, и Зал аудиенций (Ападана), где посланники двадцати восьми народов империи воздавали дары предержателю власти, демонстрируя свою покорность.