Заха Хадид - возрождение Британской архитектуры

Игра с ландшафтом

Игра с ландшафтом
Оценить статью

94568Игра с ландшафтом представлена в проекте Филармонии для Люксембурга, 1997 год. Мало пригодный для строительства экстремальный рельеф Кирхберга в отдельных своих участках как бы оказывается почти параллельным «рельефу» внутри здания — различные уклоны фойе, зала, подъемов на балконы. Еще изощренней взаимодействие с ландшафтом в получившем на конкурсе Первую премию (и право строительства) проекте расширения Ордрупгор-музея в Копенгагене, 2001-2005 годы. К традиционно симметричным зданиям пристроено нечто, казалось бы, несочетаемое — амебообразное с выступающими усеченными краями-отростками. Тем не менее, оно на глубинном уровне органично окружению. Формы были выведены с помощью компьютера из особенностей рельефа участка и являются преображенным продолжением ландшафта, а вовсе не существующей архитектуры. Плывущая сочлененность, как в природе, бесшовно сливающихся друг с другом различных частей, характеризует объемно-пространственное решение пристроенного фрагмента. Вместо привычного «сочетания нового и старого» — воистину авангардная сопричастность  соприродность контексту. Реализация подтвердила авторскую идею слияния с природой, невзирая на определенные претензии к качеству работ.

В отдельных случаях природа лишь номинально выступает формопорождающим началом, оказываясь феноменом скорее сознания, чем бытия — ландшафтообразные формирования конструируются сами по себе, лишь с мысленной отсылкой к природным феноменам. Так, в конкурсном проекте Дома искусств в Граце, Австрия, 1999 год мощная горизонтальная структура на высоте 12 метров накрывает фрагмент старого города, как бы мягко обтекая геометрию крутых крыш. С прямоугольностью покончено — растекается густое тесто, сама автор оперирует образом гигантского леса грибов — ножки-опоры между существующими строениями, шляпки срослись в подобие лунного ландшафта, который, правда, оценить можно лишь с вертолета.

Близкая по духу затея реализуется в Италии — пассажирский терминал в порту Солерно, выигранный конкурсный проект 1999 года. Здесь автор держит в уме устрицу — твердая бугристая скорлупа и нежное текучее содержимое. Функциональная схема проста: прибываешь, в уровне входа покупаешь билет, кофе и газету и по рампе — на следующий уровень, откуда — на корабль. Уровень входа трактован (по Хадид, «скульптурирован») как холм, по которому наискось взбегают маршруты-рампы. Она считает архитектуру терминала «мягким переходом между морем и сушей». Главная изюмина — «нервная крыша», как бы субстанция в состоянии плавления, на грани твердого и жидкого — поверхности вздымаются и опадают, или вроде морского вала на откате с его борением противонаправленных токов. Широко оплывают края — защита от средиземноморского солнца. В каких-то частях края крыши становятся двухслойными — под выгибающимися верхними скорлупами прогулочные террасы, кафе, бары. Ночью причудливых очертаний витражи — нечто от кораблей, парусов, одним словом, морское — пылают как «символический маяк на древнем пути норманнов и сарацинов». Чудовищные контуры и обводы нового терминала постепенно обрисовываются в натуре, вызывая недоуменный интерес публики.