Заха Хадид - возрождение Британской архитектуры

Масштаб персоны, цена успеха

Масштаб персоны, цена успеха
Оценить статью

elk02На переходе столетий заказы множатся и количество проектов стремительно растет. И все они — и оконченные недавно, и ряд лет назад — все равно находятся в работе. Даже принятые к реализации, даже строящиеся — как мы знаем, Хадид продолжает доводить, шлифовать до последнего момента. «Как по расписанию» стали появляться уже и отстроенные объекты. 1999 год — Садовый павильон в Вайле. В том же году — Майндзона, павильон или гигантская инсталляция со вздыбленными стенами, переходящими в потолки, в пространстве Миллениум-купола в Лондоне — для сегодняшней Хадид уже объект малого масштаба. В 2001 году — комплекс пересадочной станции трамвай-автомобиль в Страсбурге, по-своему уникальный объект. Энергетика замысла достигает здесь такого уровня, что становится как бы самостоятельной эстетической сущностью, самодостаточной и не нуждающейся в объемном архитектурном оформлении — лишь белые на темном покрытии мягко поворачивающие по контуру участка траектории движения транспорта (начало было еще в Витре) и совмещенная с этой функциональной разлиновкой аэродромных масштабов суперграфика земли — огромная светлая выкраска в форме угловатого крыла. Вечером зажигаются оголовки бесчисленных столбов-маркеров индивидуальных автостоянок, и над землей стелется световое облако — горизонтальное вне зависимости от уклона участка. Лишь над небольшой частью территории, вписанной в контуры суперграфики, ломается своими плоскостями скорлупчатый бетонный навес на тонких наклонных опорах — собственно станция, открытая со всех сторон, с косоугольными вырезами и световыми щелями. Наискось срезанный и дважды изломленный навес-скорлупа — как коробчато сложенный лист бумаги — он развивает прошлое (Витра, Майнд-зона) и готовит будущее — структуру покрытия токийского Гуггенхайм-музея. Энергетические поля и линии страсбургского комплекса организуют текучесть транспортных потоков и взаимодействий, элементы сливаются в синхронную ритмику целого, воплощая идею искусственной природы, стирающей границы естественного и рукотворного.

2002 год — Олимпийский лыжный трамплин в горах Бергизеля под (над!) Инсбруком, Австрия. Хадид лишь смеется в ответ на вопрос, лыжница ли она, и вспоминает Багдад, знойные пляжи Бейрута. Но архитектура эта — типично ее — парение и косые повороты вокруг, бесшовные слияния. Профессиональный вызов состоял в соединении требований спорта, сросшейся с ним медиа-индустрии и туризма. Конкурс 1999 года выиграло ее решение, «отражающее и даже возводящее в степень топографию окружающих горных склонов» (давняя идея Хадид — от Пик-клуба до Копенгагена). Протяженная, «единым жестом» меняющая направление и форму лента, одетая в металл и на вершине 50-метровой бетонной башни оборачивающаяся вокруг обзорной террасы, кафе, кабинок тележурналистов, а потом срывающаяся 90-метровым спуском. Кафе и терраса консольно вывешены почти на 15 м от несущей вертикали. Уникальна наклонная ферма — на двух точечных опорах и дважды мягко изгибающаяся. Инструментом профессионального спорта, требующим математической точности расчета, назвала Хадид эту архитектуру. На строительство остался всего год. Вспоминает: «Когда за день до открытия… прибыла на место, чтобы увидеть готовый трамплин, буквально скисла. Ничего готово не было, свисали какие-то кабели, туман вокруг…». Неоконченное задрапировали флагами, и соревнования состоялись. Сегодня это символ Инсбрука, маяк на пути в Италию. Образ стерегущего дракона с распущенной через плечо гривой, раскрытая пасть сверкает стеклом и металлом террасы и кафе, могучая шея — на 40 м выше окружающих горных пиков. В «невозможности» архитектуры — эхо самого трамплинного прыжка, вызов гравитации. И даже летом крохотные цветные фигурки взлетают в небо. Штрих — внизу прямо на оси полета лыжника местное кладбище. Блестки черного английского юмора? Тем не менее, репутация архитектуры мирового класса, нет отбоя от туристов и жаждущих отпраздновать свадьбу.

О строящихся объектах в Германии, Риме и Солерно, Копенгагене и Сингапуре уже шла речь. А еще Абу-Даби в Эмиратах, Барселона, Токио и Тайвань, Бартлесвилль, Оклахома, США, и др.