Заха Хадид - возрождение Британской архитектуры

Музей Гуггенхайма в Токио

Музей Гуггенхайма в Токио
Оценить статью

123Токио, Япония, 2001. Конкурс, премия. СП. Шумахером

Искусственный остров Одаиба стал местом динамичного урбанического развития и культурных экспериментов. Создание здесь на десятилетний срок музея Гуггенхайма явится катализатором дальнейших культурных инициатив и определит направление дальнейшего развития архитектуры. Главная идея музея — креативное влияние новейшей науки и технологии на состояние современного искусства. Используя аргументацию и даже фразеологию вольфсбургского проекта, Хадид пишет о необходимости доли странности в архитектуре, вызывающей любопытство у посетителя, о разжигании его жажды познания. Музей должен выглядеть «таинственным как неизведанная территория, которую предстоит открыть и исследовать».

Временному характеру сооружения соответствует легкая скорлупа-оболочка укрытия или покрытия в форме двух листов картона, каждый из которых дважды по-разному согнут, переломлен навстречу другому, входит в него и на него опирается. Очевидно изощрение приема покрытия страсбургской станции. Между надломленными плоскостями образуются сложных очертаний пространства и полупространства-мезонины промежуточного уровня. Взаимодействующее по разным направлениям пространство Хадид определяет как «щедрое» и открытое к постоянным сменам экспозиций. «Само по себе предложенное пространство есть уже своего рода аттракцион», — считает она. Световая щель наверху по-разному освещает наклонные плоскости и открывается в полуэтаж верхней секции, дополняющей главные экспозиционные пространства нижнего уровня. С торцов трудно описываемая фигура музея ограничивается наклонными витражами из цельного стекла, заглубленными между по-разному срезанными плоскостями оболочки. Динамичность их срезов и надломов, не резких однако, но обтекаемо-мягких, их сложные зрительные наложения и пересечения вызывают «захватывающие пространственные переживания». Диагональная световая щель кружит голову, тем более, что край одной из плоскостей срезан особо остро и «взмахом крыла» направлен в небо — драматический жест акцентирования входа, уже апробированный в пожарном депо Витра.

Предложено пиксельное строение оболочки по типу змеиной кожи, допускающее любые варианты разработки поверхности. Основной — крупноразмерная керамическая плитка ярких расцветок. Она перемежается вставками стеклянных блоков, проводящих дневной свет и пылающих ночью. Некоторые панели — фотогальванические элементы. В поверхность вмонтирован и большой медиа-экран, выстроенный по принципу пчелиных сот. Изнутри оболочка в аналогичных эффектах приглушена. Системы внутреннего освещения, вентиляции и отопления подчинены общей логике пиксельной структуры.