Заха Хадид - возрождение Британской архитектуры

Пик творчества Хадид

Пик творчества Хадид
Оценить статью

1205746366_zaha-hadid-chanel-mobile-art-02Архитектуру для Вольфсбурга полагают одним из пиков творчества Хадид и вообще — одной из вершин рубежа тысячелетий. Конечно, объектом шоковым. В череде комментариев возникали фантастические, хотя и характерные по-своему, домыслы. Р. Грегори — авторитетный английский критик — настаивал, к примеру, на параллелях этой работы Хадид с Пантеоном в Риме — хотя ее архитектура меньше всего ассоциируется с античностью, перекличка, по существу, несомненна, доказывал критик. С разницей чуть ли не в два тысячелетия оба сооружения обозначили решительный сдвиг в формальных и пространственных представлениях своего времени — в обоих случаях благодаря изобретательному использованию возможностей бетона. Как описывают работы Хадид сегодня, описывал сэр Банистер Флетчер Пантеон — «полемическая постройка, растворившая различия между стеной и перекрытием и, в отличие от куда более традиционного Парфенона, своим огромным куполом создавшая интерьер нового типа, более не ограниченный четырьмя стенами и кровлей». У Хадид тоже границы между стенами, полом и потолком смазаны, и текучесть бетона использована для создания необычного и сложного рельефа. Компьютерное моделирование и прогресс технологий дали возможность, опираясь на традиции, восходящие ко II веку н.э., создать в литом бетоне огромные лабиринты и возбуждающе новые экспрессивные формы. Оставим это без комментариев в качестве еще одного — своеобразного — подтверждения фундаментального новаторства Хадид. В истории отыскиваются любые параллели, вроде бы не лишенные правдоподобия. Куда продуктивнее вспомнить фантасмагорию А. Руби — космический корабль перед посадкой. Что называется, наш случай. Под зависшим объемом беснуется энергия, оплавляя материю и искривляя пространство — буквально Вольфсбург, нижний ярус.

К исходу века проектов стало так много, что удается помянуть лишь самые примечательные. Мечеть в Страсбурге, Франция, 2000 год — учитывая, что Хадид мусульманка, решительная деконструкция канона требовала немалого мужества, особенно в наше время. Главные структурные элементы — приподнятый в пространстве «сакральный уровень» и волнообразно наплывающие арки, объединяющиеся в единую огромную волну. Текучесть очертаний считается метафорой традиционной каллиграфии. Национальная библиотека в Монреале, Канада, 2000 год — «ощущение потерянности», обычно возникающее в крупных публичных учреждениях, снимается «зонами локализации», отходящими от магистралей движения вдоль «далеких перспектив» и «диагональных направлений». Функционально выстроено «древо знаний», и каждый может отыскать свою «ветвь» и уединение для занятий. Магистральные направления выявлены «расчесанностью», продольными рельефами — «пучками вен, пронизывающими плоть», можно представить и длинные водоросли в медленном струении, неспешно колеблемые всей своей массой. Текучесть многообразно геометризована. Музей Гуггенхайма в Токио, 2001 год — его временный — на срок — характер выражен конфигурацией структуры покрытия (укрытия) — как бы два косо срезанных листа бумаги, дважды коробчато сложенные и обращенные друг к другу. Верхняя плоскость срезана на угол и драматически устремляется к небу (воспоминание о Витре). Пересечения бетонных плоскостей скруглены. Размер боковых витражей оттеняется роем мелких световых отверстий, скачущих как солнечные зайчики. Нарочитой странностью формы автор добивается ощущения «неизведанной территории, ждущей своего открытия и освоения».

Комплекс Эро-культур-спорт-центр, Монпелье, Франция, 2002-… значительно энергичнее функционально структурирован, общее строение его «расчесанных» форм напоминает Библиотеку в Монреале. Оперный театр в Гуанчжоу, Китай, 2003 год, выставлен на Биеннале-2004, плановый срок реализации — 2008 год. Могучие сглаженные, как бы оплавленные и друг в друга втекающие бугристые формы притемнены. Автор говорит о мощном акценте и «глыбообразном дизайне» на берегу, раскрывающем подходы к реке и докам и пространственно «завязывающем диалог» с вырастающим на другом берегу Новым городом. Сплавленные массы объекта включат и другие учреждения культуры будущего метрополиса. Образ не открытый и прямой, но сложно ассоциативный — «мучительные контуры срезонируют с высокими тонами китайской оперы в созвучии с тенорными регистрами ее европейской сестры».