Заха Хадид - возрождение Британской архитектуры

Проектные средства у Хадид

Проектные средства у Хадид
Оценить статью

1Работа Хадид трудно постижима во всех звеньях. Исходный пункт — средства представления идеи, замысла, и сразу же сплошные головоломки. Виртуозность подачи — живописных полотен, графических листов — во многом оборачивается трудностью понимания. А проектные средства у Хадид неотделимы от замысла — настолько входят в «плоть и кровь», что влияют, можно сказать, формируют его. «Люди не сразу понимают новое, то, к чему нет привычки… Когда мы говорим о движении, энергии и всем таком, удивляются, как это может быть транслировано в здание, если очевидно, что дом на самом деле не может двигаться… Недопонимают, что рисунки на самом деле есть инструмент исследования идей… они единственное для меня средство увидеть — правильно нечто или ошибочно… Так же не понимают моего использования цвета. Цвет на полотне вовсе не должен означать цвета здания. Иногда да, иногда нет. В зависимости от времени дня здание может казаться красным, но это не значит, что его так выкрасили».

Когда постройка завершена, будь то пожарная станция или художественный музей, их проектные перспективные рисунки оказываются схожими с фотографиями с натуры. Осуществленный уже в реальности данный образ вычитывается, с очевидностью обнаруживается в проектных листах — кружеве линий, наложениях контуров. Но никак не наоборот — от чертежа к натуре. Это, по-видимому, дано только ей самой. Не без раздражения Хадид настаивает, что ее рисунки вообще не для досужего зрителя, это своего рода лабораторные студии, размышления об объекте, а не «картинка» для сторонних, не в обычном тексте размышления, но в сугубо профессиональном — в графике. «Это началось на четвертом курсе, — вспоминает она. — Я пыталась рисовать нечто, презентирующее идею, если даже и не вполне реалистичное… Я полагаю, что через серию таких рисунков можно постичь определенные вещи, которые иным путем непостижимы. Вы рассматриваете проект со столь различных сторон, что начинает многое открываться. Рисунки вовсе не об окончательном решении… с одной стороны, они средства представления замысла, а с другой — средства проектирования. Дело не в том, что бы показать привлекательный образ, — вы изучаете, как объект может быть изменен или развит. Некоторые говорили, что невозможно находиться там, откуда сделана «птичка». Вероятно, нет, если вы не летаете. Изучая объект этими способами, вы получаете обзор в 360° и многие иные ракурсы. Я убеждена, что процесс развивается, когда мы двигаемся именно этим путем». И здания в ее рисунках крутятся всеми сторонами, опрокидываются, поворачиваются и кренятся, взмывают вверх — часто на одном и том же листе, холсте, да еще с наложением различных проекций, вариаций.

В совмещениях, наложениях вариантов — особый смысл. В работе Хадид они не оригинальный графический маневр — в них самая суть, можно сказать, ядро методики проектирования. Особо продуктивно совмещение серий, цепочек нюансно — именно нюансно — различающихся вариантов. Контуры немного расходятся, как бы дрожат, границы чуть не совпадают — как при мультиплицировании. И в проектном контексте возникает свой собственный эффект. Совместность различий сходного в какой-то момент вдруг осознается признаком и особенностью новой формы — вот только сейчас и здесь, на этом листе родившейся формы, во мгновенье ока «ставшей» в сознании самостоятельным феноменом. Этот поразительный прыжок восприятия, выступающий продуктивным актом творческого сознания или подсознания, легко прочитывается именно «обратным ходом» — из натурных фото в их сопоставлениях с проектными листами. Графические манипуляции со сходным итогом — «нечаянным» порождением новой формы — у Хадид нескончаемы. И всегда внутри вроде бы произвольного графического нагромождения автором выщупывается, вычитывается финальное решение, оно априори там — в этом дрожании рядом расположенных линий, мареве сходных изображений, нужно его только постепенно увидеть, выделить. Она — за «долгое» проектирование, в отличие от американского «быстрого», когда идет в ход первая приемлемая схема. «Я должна быть предельно концентрированной, уметь отключаться, чтобы во все это интенсивно войти. Делаю рисунки, эскизы. Иногда требуется год, чтобы суметь все представить. Этот процесс созревания крайне важен… Возьмем трамплин [под Инсбруком — А.Р.], Он выглядит таким простым, но прошли годы до момента, когда мы сказали: вот оно! И в науке, и в искусстве, и в архитектуре — везде ты что-то делаешь и всегда снова и снова оказываешься у экзаменационного стола». Она признает даже варьирование в стадии строительства — хай-тековские детали только так и отрабатываются, настаивает Хадид.