Заха Хадид - возрождение Британской архитектуры

Стремления Хадид

Стремления Хадид
Оценить статью

vhutemas_exp_2Хадид стремится максимально активизировать нижнюю зону, «урбанистический партер». Вспомним Цинциннати: пространство улицы втягивается, смешивается с внутренним, модифицируется в нем даже «перенаправляется». Яркий образ А. Руби: корабль пришельцев за мгновение до посадки. Эффектно показывают это в кино — приостановка, знаменитое зависание, чудовищные силы бушуют в оставшемся зазоре, дрожит сжигаемый воздух, ножевые токи энергий вонзаются в землю, которая в ответ возмущается, дыбится столбами, разверзает недра… Этот сотрясаемый избыточной энергией раскаленный слой под днищем корабля и есть метафора архитектуры Хадид.

К. Фремптон определил ее как «деконструктивное барокко». Может быть, хотя далеко и не исчерпывающе. От барокко бешеная энергетика (уже поминался Борромини), динамика и пластичность, вибрации, текучесть и подвижность, ставящие под сомнение основы тектоники, от деконструктивизма — тотальная фрагментированность, разрывы последовательности, всеобщая скошенность, скрученность, опять же атектоничность, демонстративное игнорирование Платона и Евклида. Никаких привычных и ясно очерченных форм и фигур, традиционных осей, но единственно — поля напряжений, направления и ориентация через распределение плотностей и изменение масштабов, градуирование векторов трансформаций, рубежи, укрытия. Вихри энергий не имеют однозначных очертаний. Сопоставляются и сплавляются мягко и бесшовно фрагменты и, как в кубистской живописи, приходится с трудом перестраиваться, по Руби, зрительно перекарабкиваться из одного пространства в другое. Ее опыты представляются безумными, как в свое время у сюрреалистов. Нужен «новый глаз», чтобы понять и по достоинству оценить. Сам убедился. На фоне ошарашивающих футуристических проектов по-сиротски скромно выглядела первая собственно архитектурная реализация — для нее, конечно, принципиальная, но в общем-то крохотная пожарная станция на германо-швейцарской границе, — то ли малоприметный со странными укосами павильон, чтобы не сказать — сарайчик, то ли действительно, как писали, окаменевший разряд молнии — как посмотреть, что увидеть.

Из видений явно отлетающего сознания и электронно генерированных фантасмагорий является беспрецедентная архитектура, на глазах обретающая статус исключительности мирового класса. Когда-то архитектура Хадид была по-молодому чеканней, резче, хотя и по деконструктивистски более запутанной, фрагментированной в косоугольной геометрии пространств, опасно зависающих объемов и угрожающе кренящихся стен. Сегодня это все больше струение или вязкая пузырящаяся масса, внутри себя ноздреватая как пропеченое тесто, пористая, губчатая, с таящимися в глубинах смыслами — смутными, трудно вычитываемыми и как бы ускользающими, но оттого еще более притягательными, заманивающими, засасывающими зыбкими наплывами чувственности и откликами психологических оттенков — сигналами, размытыми знаками и зовами бездны. Так, во всяком случае персонально, воспринимается архитектура Хадид, взятая в целом как явление.